При остановке железнодорожного движения эта остановка была богато использована для «командировок»: «Ездить нам легко, свободно, навезли себе всего». Привезла себе ВЧК несколько вагонов из Украйны. Чтобы Продком в попытках навести справедливость не наложил запрета на их товары, ВЧК остановила свои вагоны в 11 верстах от Москвы и потом конспиративно на тех грузовиках, на которых они возят мертвые тела расстрелянных ею, и на ломовиках перевезли к себе 2000 пуд. сала, 500 п. конфект, монпансье, затем мяса, масла, сахару и т. д.

Каждый театр должен присылать в ВЧК даровые билеты и билеты по удешевленным ценам и ежевечерне идет раздача этих билетов сытым, веселым и довольным собой и окружающей жизнью людям.

При скоплении запасов и реквизированных вещей хищение легендарное. Есть запасы коньяку, спирту, шампанского. Вся чрезвычайная знать пьянствует чрезвычайно (в рассказах всеми выделяется лишь Дзержинский, как исключение). Если кто из меньшей братии чрезвычайников стащит бутылку — расстрел.

Самая меньшая братия — латыши, несущие палаческую и охранническую службу, — терроризирована и рабски-точно исполняет приказания. Платят всем хорошо. Дешевые столовые, одежда, всякие мандаты и права, всякие сверхурочные платы, командировочные, разведочные, — всё вместе составляет огромного паука, сосущего последнюю кровь рабоче-крестьянской республики. 4 человека едут на 3—4 дня, тратят 18 тысяч разъездных, имея даровой проезд, готовую посадку в поезд и т. д. и всюду открываемые с трепетом двери.

Контрразведочный отряд Полякова съедает сказочные цифры. Контрразведчику иногда дается в день 10 тысяч р.

Работает в ВЧК до 2000 чел. Никого там не видно. Делать такому количеству людей нечего. Они давно уже изобретают заговоры, а не действительно открывают их. Можно быть уверенным, что для доказательства своей нужности после этого номера нашего «Бюллетеня» будет изобретено и «открыто» еще несколько заговоров.