Ведь вот Ленин считается очень образованным человеком.

В конце концов, сошлись на компромиссной формуле: «приличного происхождения и недурного образования».

Самое лестное и самое выгодное — это пролетарское происхождение. Обычная формула приговоров гласит: такой-то присуждается к такому-то наказанию, но, принимая во внимание его пролетарское происхождение, наказание понижается на

четверть, на половину, а то и больше. В «Коммунистическом труде» однажды был напечатан такой приговор: «за агитацию против советской власти такой-то приговаривается к трем годам тюремного заключения, но, ввиду его пролетарского происхождения и малой сознательности, приговор будет отменен, если обвиняемый согласится прослушать десять лекций о коммунизме».

Это рабочелюбие не мешало арестовывать рабочих в таком количестве, что будущий историк, по всей вероятности, должен будет признать, что советская Россия побивает все мировые рекорды по части репрессий за малейшее проявление рабочего движения. Но наряду с этим шла самая беззастенчивая лесть мозолистому кулаку рабочего и самое низкое заигрывание и развращение пролетариев. В результате стойкие и честные элементы из рабочих объявлялись «шкурниками» или «подкупленными агентами Антанты» и сидели на общем основании. Зато для тех, кто усиленно козырял своим чистокровным пролетарским происхождением или начинал, как теперь выражаются «рыкапытитъ» (заигрывать с РКП), была возможность выскочить из тюрьмы, не в пример всем прочим.

Эта «двойная бухгалтерия» по отношению к рабочему вносила громадную путаницу в пролетарские головы. Как-то в Бутырку доставили группу в 16—18 рабочих с мастерских Александровской железной дороги. Там на экономической почве происходили какие-то волнения, их выбрали делегатами, и их постигла судьба, нередко уготованная рабочим делегатам. Через некоторое время их хотели перевести в Сокольничью тюрьму, где условия значительно хуже Бутырских.