В тюрьму часто приводили этапных заключенных, т. е. таких, которых везли в другие места, другие города. Между ними часто бывали социалисты-революционеры, с которыми мне интересно было поговорить, и после таких разговоров я всегда все более и более убеждалась во всей утопичности социализма, во всем том зле, которое оно посеяло среди людей. Раз только привезли пожилую женщину, фельдшерицу в каком-то уездном городе, которая при Царе сидела два раза в тюрьме как «политическая», была ярой эсеркой в свое время, молясь она Плеханова и Кропоткина — а теперь эта старая и очень умная женщина проклинала социализм, проклинала свое революционное прошлое и говорила мне: «Ведь если Россия дошла до большевизма, то в этом мы, социалисты, виноваты!» Эта умная старушка мне очень нравилась и была мне очень симпатична. Она теперь только и мечтала о победе Врангеля.

Другой бич не только тюрьмы, но и всей Советской России — это кокаин. Хотя Россия приведена в состояние полного обнищания и нуждается решительно во всем — но кокаин есть, и его хватает на всех. Достают его из-под полы, тайком, но он есть: откуда, какими путями он попадает в Россию — сказать не берусь, но он есть. Большевики занюхиваются им почти поголовно. Русский народ раньше без водки не мог жить. Хотя теперь

тайком и гонят спирт в деревнях, как и в городах, но все-таки это рискованно, за это сажают в тюрьму, и хлопотливо. И вот водка заменяется кокаином: нюхают его даже дети. Кокаин проникал даже в тюрьму, куда вообще ничего нельзя передавать без осмотра надзирателей. Умудрялись его передавать в хлебе, в пробках от бутылок и т. д.

25 октября Советская власть празднует годовщину большевистской революции. К этому дню назначается широкая амнистия, но, разумеется, она касается почти исключительно пролетариата: освобождают убийц, бандитов, рецидивистов и т. д., потому что это — пролетариат. Нас же, буржуев, амнистия всегда обходит. И действительно, «Октябрьские Торжества», как называют большевики эту годовщину позора России, мне никакой амнистии не принесли.

Памятен мне этот день 27 ноября 1920 года.