Следят друг за другом все, даже сверху, с прилаженного над перегородкой балкончика вечно созерцают комендатуру два, а то и три чекиста.

Барышня сама стала звонить, но изредка только, а то заметят — донесут.

—    Дать пропуск? Хорошо.

Наконец-то пропуск в руках. Выхожу на улицу. В соседнем парадном, нарядном и чистом, два часовых и чекист, он внимательно рассматривает пропуск.

—    Третий этаж налево.

Канцелярия заставлена шкафами и столами, но каждый раз, как ни придешь, шкафы и столы расставлены по-новому. Несколько машинисток стучат на машинках. Это царство секретарши Агранова — Покровской, изящной, разодетой брюнетки с лакированными ногтями. Она любезно здоровается с вами и просит присесть, подождать и, глядя на нее, трудно себе представить, что через ее холеные руки проходят смертные приговоры, много, много приговоров.

Машинистки стучат, изредка перекидываясь словом по- латышски, они стучат, стучат, и постепенно начинает казаться, что они выстукивают длинную вереницу имен жертв, предназначенных «в расход».

Рядом со мною дверь — «Кабинет Ягоды». Один раз следователь принимал меня в этом розовом, дамском кабинете с мягкой атласной мебелью, мехами и коврами.

Дверь быстро распахивается. В сопровождении жены и караульного с ружьем торопливо выходит знакомый кооператор — осунувшееся желтое лицо, красные, воспаленные глаза. На ходу он что-то спешно договаривает жене; Покровская подгоняет с милой улыбкой: «Да, да, присылайте и бумагу, и чернила — все передадим, а теперь свиданье кончено, к сожалению», —добавляет она сочувственно, ловко оттесняя жену; через секунду арестованный и солдат скрываются за дверью. «Что они с ними там делают, — вспомнились мне тут чьи-то слова. — Пытают, что ли? Почему у всех такой ужасный вид?»

Напротив открылась дверь — на пороге стоял Агранов, невысокий брюнет с бабьим лицом и неприятным взглядом небольших карих глаз, часто насмешливо щурившихся. Мне всегда казалось, что своим насмешливо-презрительным взглядом он дает вам понять, что что бы вы ни говорили, он на три аршина под вами видит.