Я заметил ему, что человек, читающий газеты, должен знать, что Б. В. Савинков исключен из партии эсеров летом 1917 года, т. е. еще год тому назад. Хотя это заявление было для Миндлина явной «новостью», к которой он отнесся недоверчиво, однако он должен был понять, что причислять меня к савинковпам трудно, и откровенно сказал:

—    Значит, Вы — черновец. А скажите, кого бы Вы хотели «притащить» в Россию для устройства наших дел: англо-французских империалистов или немцев? На кого Вы ориентируетесь?

На этот классический вопрос я ответил, что «для устройства наших дел» не считаю нужным «притаскивать» ни тех, ни других. «К вопросу об ориентации относится отрицательно» — формулировал Миндлин в протоколе. Должен заметить, что, несмотря на эту формулировку, Миндлина, безусловно, приходится причислить к числу наиболее грамотных следователей ЧК. Доказательством чего может служить следующий диалог между мной и дежурным следователем МЧК, произошедший на официальном допросе при одном из следующих моих арестов.

—    Вы — партийный?

—    Я член партии социалистов-революционеров.

—    Что такое? Какой партии??

—    Партии социалистов-революционеров.

—    Ничего не понимаю, — заявил следователь. — Что это за партия? Да Вы меньшевик, что ли?

—    Правых эсеров знаете? — спросил я, поняв, с кем имею дело.

—    А, ну вот это другое дело, так бы и говорили, — сияя, что наконец понял, торжествовал следователь.

Протокол допроса члена ЦК РСДРП Р. А. Абрамовича состоит из краткой записки: «Ввиду оскорбления по моему адресу со стороны следователя Миндлина, от показаний отказываюсь — Р. Абрамович».

Положение наше было, очевидно, настолько критическим, что центральные комитеты социалистических партий были вы

нуждены обратиться ко всем социалистическим партиям Европы, требуя немедленного вмешательства «для предотвращения неизбежной расправы», как было сказано в их телеграмме.

Покушение на Ленина и дикая вакханалия «красного террора».

В тюрьму приехал большевик Рязанов, хлопотавший об освобождении на его поруки некоторых из участников нашего совещания, большинство которых он хорошо знал по работе в профессиональном движении.