Он боялся оправдания, а та немногочисленная публика, профильтрованная путем десятикратных опросов, которая присутствовала на процессе, не боялась этого. Она была уверена, что иначе и быть не может после того, что она слышала собственными своими ушами.

—    А если смертная казнь? — робко произнес кто-то, и это замечание вызвало целую бурю протестов.

—    Расстрелять! — громко и раздельно произнес исторический отныне Медведев.

Даже остановился на мгновение, но не от ужаса перед смыслом произносимого им слова, а как хороший актер, выдерживающий паузу.

Так началась судебная деятельность нового трибунала, действующего именем рабочих и крестьян.

Обезумевшая власть, попавшая в безвыходный тупик, делает последние судорожные усилия, чтобы спастись, и узаконивает тот отвратительный институт, который она сама еще так недавно предавала анафеме.

Что это — любовь к социализму? Боль за судьбы революции, пролетариата, родины?

Нет, животный, мелкий страх за собственное существование!.

И когда в победоносных безответственных «Известиях» читаешь о «царских застенках», «Николае Кровавом» или о том, что в финляндских тюрьмах «томятся» заключенные, невольно вскрикиваешь:

«О, готтентоты!»

Московские тюрьмы переполнены заключенными и почти ежедневно происходят расстрелы, которым подвергаются, главным образом, офицеры, обвиняемые в подготовке восстания против советской власти. В ночь с 12 на 13 августа на Лубянке было расстреляно 12 офицеров и трупы их были отправлены в Лефортовский морг.

Не удовлетворяясь все растущим террором в виде расстрелов без суда и следствия, большевики стали прибегать при допросах попавших в их лапы также и к пыткам. Так, сообщают, что арестованный еще весною и недавно расстрелянный офицер Георгий Максимович Гюнтер14 был приведен на место расстрела в изувеченном виде: у него была сломана рука, на теле были рубцы, весь он был обезображен до неузнаваемости. Он был расстрелян в числе других пяти человек, и когда расстрел окончился, то он оставался еще живым; упав на землю, он застонал, и «насадители коммунизма» добили его.