Первоначально большая часть расстрелов производилась в Петровском парке и на Ходынке, в Хамовнических казармах, а также на различных городских кладбищах. Несколько позже основным местом казней стала территория Яузской больницы, игравшая эту роль на протяжении всех 20-х гг. Точное количество расстрелянных в Москве в 1917—1920 гг. неизвестно, но по имеющимся сведениям можно заключить, что, хотя Москва и была одним из основных центров террора, количество жертв здесь было несколько меньшим, чем в Петрограде—Кронштадте, и значительно уступало Киеву, Харькову, Одессе, городам Крыма и Юга России.

В то же время Москва была крупнейшим в России местом концентрации политзаключенных, арестованных заложников и пленных, выполняя одновременно и роль главного пересылочного пункта. Через ее концентрационные лагеря и тюрьмы в 1918—1921 гг. прошли десятки тысяч людей. Помимо массовых арестов в самом городе, располагавшем весьма значительным контингентом населения тех категорий, которые и были главными объектами «красного террора», уже с весны 1918 г. в Москву стали свозить часть арестованных в других городах. А летом—осенью 1919 г., во время развернувшегося наступления Вооруженных Сил Юга России во главе с генералом А. И. Деникиным, сюда было привезено множество заложников, взятых в южных губерниях и почему-либо не расстрелянных на месте.

Весной 1920 г. в Москву были вывезены тысячи чинов белых армий, взятых в плен зимой 1919/20 г. в Сибири, при крушении белого фронта на Севере и в апреле на Черноморском побережье; отсюда они частично рассылались по другим лагерям, частью распределялись по различным учреждениям, а частью вывозились на расстрел на Север. В конце лета 1920 г. в Москву были привезены арестованные в августе на Кубани несколько тысяч офицеров, чиновников и урядников, которые вскоре также были отосланы в район Архангельск-Холмогоры, где расстреляны. Содержались в московских лагерях и участники различных крестьянских выступлений, в частности, Тамбовского восстания.

Такое большое количество заключенных потребовало оборудования многих мест заключения, порядки в которых нашли довольно заметное отражение в материалах настоящего сборника.