Лицо ее было самой древней печати и худого тиснения: нос ее представлял кривую ижицу, борода и губы казались как будто бы старинный юс в драгунской шляпе; на лбу и на щеках расставлены были кавыки и запятые весьма беспорядочно. Такую приманчивую красоту прикрывала она масляными красками, белою и красною, а брови сурмила типографскими чернилами» и т. д. . На фоне этих условных портретов радищевские- портреты были"явлением новым. Еще более важным было умение схватить мимику, движения, раскрывающие характер в его социально-типической и одновременно индивидуальной сущности.

В кружок острижен. Среди приказчиков, торговцев и т. п. была распространена стрижка «в кружок», когда волосы равномерно подстригались вокруг всей головы.

Зубы как уголь. Купеческие модницы _специально чернили зубы, что почиталось в их среде красивым.

На следующий год был льну неурожай9 и я не мог поставить, что законтрактовал, и т. д. Из разговора купца с Путешественником ясны все подробности мошенничества Карпа Дементьича — злостного банкрота. Он заключил с разными лицами договор («контракт») на оптовую поставку льна и при подписании контракта получил половину денег вперед, выдав на эту сумму — тридцать тысяч рублей — векселя. Одновременно он купил на двадцать тысяч различных заморских товаров, расплатившись опять-таки векселями (о вексельном праве см. дальше). Воспользовавшись благовидным предлогом — неурожаем на лен, что вызвало повышение закупочных цен, он отправил лишь малую часть -— всего тысячу пудов льна — петербургским купцам (их Путешественник здесь называет «должниками»; так именовали кредиторов, заимодавцев и позднее; ср. у Грибоедова: «Но должников не согласил к отсрочке») и объявил, что он разорен и больше льна поставить не в состоянии. Тем же заимодавцам, которым он сам должен за «заморские товары», Карп Дементьич предложил получить по три копейки за каждый рубль стоимости товара, взятого у них в долг. В случае несогласия заимодавцы могли посадить несостоятельного должника, банкрота, в долговую тюрьму — «яму», где им же самим пришлось бы его содержать, но в этом случае денег они бы вообще не вернули. Поэтому они предпочли удовлетвориться получением несколько большей, чем первоначально предложенная, суммой — по пятнадцати копеек на рубль.