В «Софии» законный порядок («указ») нарушают все: и городской повозчик, получающий на водку (бытовую взятку), и софийские ямщики, запрягающие лошадей без приказа начальника, и сам Путешественник, «охотно» платящий «незаконный сбор», и почтовый комиссар, не желающий тревожить себя для выполнения своих определенных законом обязанностей. Готов помочь обойти закон при помощи фальшивой родословной любому дворянину подьячий в «Тосне». Беззаконие царит на всех ступенях общества: вопреки законам, по прихоти действуют суд, наместник, ближайшие помощники государя, сам самодержец («Спасская

Полесть»). Более того, существующие  законы не обеспечивают прав, присущих человеку «от природы» : «личной сохранности», «личной вольности», «собственности» — и даже способствуют объятию жизни и собственности («Любани», «Чудово», эпизод с «несчастным»). Почему? Потому что такова «связь общества» в самодержавном государстве, которую «не нарушат» ни частные бедствия отдельных людей, ни хорошие намерения «просвещенного монарха», изображенного в «сне». Такова система — значит, ее надо изменить,— к этому общему выводу подводит читателя Радищев к концу главы. Начинается она с подчеркнуто сниженных бытовых сцен.

Полкан, Бова — персонажи переводного романа, превратившегося в начале XVIII века в популярную сказку «Про храброго витязя Бову-королевича». Впоследствии Радищев написал поэму «Бова», от которой до нас дошли только план, вступление и начало первой песни (главы).

Они тебе скажут, что он Соловьем назван красноречия своего ради. Подобное объяснение Радищев нашел в книге В.  Н. Татищева «История российская с самых древнейших времен» . Здесь приведено сообщение из не дошедшей до нас так называемой «Иоакимовой летописи»: «Когда в Новгород пришел Добрыня крестить, то там был вышний над жрецы славен Богомил, сладкоречия ради наречен Соловей». Выписки из труда Татищева сохранились в бумагах Радищева .

И так, жил был где-то государев наместник. Согласно «Учреждению о губерниях», принятому в 1775 году, Россия была разделена на 40 губерний (к 1796 году число их увеличилось до 51), во главе которых стояли губернаторы. Две-три-пять губерний объединялись в наместничество, возглавляемое наместником (в XIX веке соответствующее лицо именовалось генерал-губернатором).