Радищев считает подобный порядок неудовлетворительным, ибо надежда на строгое и скорое взыскание усыпляет осторожность в заимодавце и он доверяет свой капитал без существенного обеспечения; векселедатель же, занимающий деньги в надежде пустить их в оборот и быстро обогатиться, может обмануться в своих расчетах и, не получив ожидаемой прибыли, при наступлении срока взыскания оказывается разоренным, а нередко — и заключенным. Кроме того, существующий порядок выдачи векселей и взыскания по ним при том, что супруги раздельно владеют имуществом, является весьма благодатной почвой для всякого рода мошенников, злостных банкротов (выразительной иллюстрацией к этому служит рассказ о проделках Карпа Дементьича). Екатерина II по поводу данного абзаца «Путешествия» заметила: «Начинается вылазка на вексельное право, и сам сочинитель не ведает, чего хочет» . По мнению Я. Л. Барскова, Радищев в решении поставленного им вопроса по существу вексельного права, по- видимому, «склонялся к практике западноевропейских государств, где купцы пьльзовались преимущественно переводными векселями» .

Бронницы — село и почтовый ям в 35 верстах от Новгорода.

Я захотел посетить высокую гору, близ Бронниц находящуюся. Ныне же на месте славного древнего капища построена малая церковь. Первоисточником этих сведений для Радищева, как и других писателей XVIII в., была «История Российская» В. Н. Татищева . Кроме того, он пользовался книгой «Путешествие ее императорского величества в полуденный край России, предприемлемое в 1787 году»  и «Записками касательно российской истории» . «Малая церковь» Иоанна Предтечи была построена на бронницкой горе по велению Екатерины II.

Пришедшего, да познаю — пришедшего, чтобы познать.

Вещаяй — вещающий.

Мысль предвечная — мысль предвечного, т. е. бога.

Утехи, ими же наслаждался бы — утехи, которыми наслаждался бы.

Премудрость моя все нужное насадила в разуме твоем и сердце и т. д. Радищев более подробно обосновывает мысль о необходимости общественной активности человека, о чем он коротко сказал в посвящении «А. М. К.»„ Полемизируя с теми, кто возлагал надежду на бога, писатель развивает деистическую концепцию. Бог в радищевском понимании — своего рода пружина, давшая «первый мах» в творении мира (см. «Слово о Ломоносове»), но в дальнейшем надеяться на «его вмешательство в земные дела нечего.