Хотя мнения мои о многих вещах различествуют с твоими, но сердце твое бьет моему согласно — и ты мой друг. То же писал и Кутузов: «Мы спорили, но тем более друг друга любили, ибо оба видели ясно, что разность находилась в наших головах, а не в сердце» .

Обратил взоры мои во внутренность мою — и узрел, что бедствия человека .происходят от человека, и часто от того только, что он взирает непрямо на окружающие его предметы и т. д. Как просветитель-материалист, Радищев полагает, что человек зависит от внешних условий и обстоятельств. Помочь людям познать истину, научить их «взирать прямо» на «окружающие предметы», т. е. действительные причины зла, — долг писателя и цель книги Радищева. Эти мысли полемичны по отношению к взглядам Кутузова, который считал, что причиной зла, царящего в мире, является эгоистическая природа человеческого характера, а не общественное устройство, не внешние обстоятельства. «Всякое внешнее зло не есть причина несчастия нашего, но следствие зла, внутри его (человека. — Авт.) самого обитающего» . «Внешние предметы нимало не виноваты в наших проступках, но истинные причины оных лежат в самом человеке».

Ужели сия грозная мачеха произвела нас для того. чтоб чувствовали мы бедствия, а блаженства николи? Именно это утверждали розенкрейцеры (с той разницей, что, в отличие от Радищева, они говорили о боге, а не о природе), например, А. М. Кутузов: «Хотя бы творец наш поместил нас в раю, блаженства исполненном, то и тогда несчастными мы пребыли: свирепствовал бы ад в сердцах наших, наипрекраснейшие предметы, нас окружающие, напоил бы ядом».

Веселие неизреченное! — я почувствовал, что возможно всякому соучастником быть во благодействии себе подобных. Мысль о том, что человек может обрести счастье в борьбе за благо других людей, имеет революционный смысл и является новым словом в русской этике. Эта мысль полемична по отношению к идеологии масонства вообще, а в частности философии Кутузова, который утверждал: «Чувства и внешние предметы. суть орудия, которыми действует на нас зло, и действует весьма сильно, так что человек сам собою не может противустать им. Они могут быть вратами истинныя сладости, ежели токмо воля, управляемая нами, обратится к творцу и в нем едином будет искать своего спасения. ежели все наше здание будем основывать в вере, любви и надежде».