Указом 14 сентября 1770 года, изданным от имени короля, в Дании провозглашалась свобода печати. В январе 1771 года Вольтер в стихотворении «Королю Дании, Христиану VII, на свободу печати» приветствовал этот указ. Однако реформы Струэнзе вызывали сопротивление феодально-аристократической верхушки; свободой печати воспользовались в борьбе с главой правительства реакционные круги, и в 1771 году цензура была вновь восстановлена. В результате дворцового переворота в январе 1772 года Струэнзе был арестован и вскоре казнен.

Американские правительства приняли свободу печатания между первейшими законоположениями и т. д. Материалы об американских законах, касающихся печати, Радищев извлек из французского издания американских конституций, которое вышло в свет во время войны за независимость, в 1778 году .

В Бастилъских темницах томился несчастные, дерзнувшие осуждать хищность министров и их распутство.« Так, например, в 1717 году за обличительные стихотворения, направленные против регента — правителя Франции — и близких к нему лиц, в Бастилию был заключен Вольтер; в 1725 году он попал туда вторично.

Но общее употребление французского языка побудило завести в Голландии, Англии, Швейцарии и Немецкой земле книги печатницы, и все, что явиться не дерзало во Франции, свободно обнародовано было в других местах. Со многими подобными изданиями Радищев был хорошо знаком. Так, переведенная им в молодости книга Мабли «Размышления о греческой истории» напечатана в Женеве; «Исторический и критический словарь» Бейля (см «Подберезье») опубликован в Амстердаме; «Генриада» Вольтера (см. «Тверь») после запрещения во Франции вышла в Лондоне; собрание сочинений Вольтера издавалось Бомарше в немецком городе Келе и т. д.

Ныне, когда во Франции все твердят о вольности цензура во Франции не уничтожена. Свобода провозглашена программным документом Французской революции, «Декларацией прав человека и гражданина» (принята Учредительным собранием 26 августа 1789 года), однако цензура отменена не была.

Мы недавно читали. О Франция! ты еще угождаешь близ Бастилъских пропастей. Здесь у Радищева идет речь о так называемом «деле Марата».