Но если рассудку вашему и т. д. Предоставляя некоторую самостоятельность в усвоении и выборе знаний, постигаемых разумом, отец особенно бдителен в области нравственности.

Мщение, душа ваша мерзит его.

Чувства ваши дошли до совершенства возбуждения и т. д. Дошед — дойдя. Речь идет о силе чувств и страстей, достигающих в юности полного развития. Когда сыновья были подростками, отец охранял их от изменчивых чувственных потрясений, показывал пагубные последствия, к которым приводит несдержанность, неумеренность страстей. Аналогичную систему предлагал применять А.   Д. Кантемир в VII сатире «О воспитании».

Опытность моя, носяся над вами, яко новый Егид, охраняла вас от неправильных уязвлений и т. д. Опытность отца, подобно щиту (Егид — Эгида, мифический щит Зевса), охраняла сыновей от нравственных язв. Он надеется, что его советы и в дальнейшем будут освещать жизненный путь детей.

Правила единожития и т. д. — правила личной жизни — постоянное упражнение тела и развитие нравственных чувств. Знание наук, искусств и ремесел поможет в случае нужды кормиться трудом собственных рук. Изнеженность и излишества ведут к болезни. Соблюдая опрятность, не следует бояться грязи, когда нужно помочь поднять погрязшую во рве телегу. Надо ходить в «хижины уничижения», то есть к беднякам, утешать нищего, отведать его «брашна» (пищи).

Страсти пробуждаться начинают и т. д. «Взгляд Радищева на страсти сближается с мыслями Гельвеция»,— заметил Я. Л. Барсков. Это верное указание нуждается в уточнении. Гельвеций считал, что как в мире физическом все было бы мертво без движения, так «страсти оживляют все в мире нравственном. Алчность направляет суда через пустыни океанов; тщеславие заполняет долины, сравнивает горы, пробивает путь сквозь скалы, воздвигает пирамиды. Любовь, говорят, отточила карандаш первого рисовальщика. Энтузиазм. возвел на степень богов благодетелей человеческого рода» и Ту д.. Это высказывание заострено против утверждения Декарта, что слабые души поддаются влиянию страстей, а сильные побеждают их . Крестицкий дворянин указывает средний путь. Человек должен стараться управлять страстями, но плохо «быть совсем бесстрастну. Умеренность во страсти есть благо.