С другой стороны, практическое воплощение связи звука и смысла в пределах одного стиха привело к созданию особого приема— «трудного стиха» в двух разновидностях — произносительно- трудного и ритмически трудного. В этом случае нарочитое скопление согласных (или употребление нескольких односложных слов подряд, то есть применение спондеев в хореях и особенно в ямбах; употребление вне- метрических ударений, то есть постановка на безударное по схеме размера место важного по смыслу слова, на котором необходимо сделать сильное ударение) создавало «трудный» для произношения стих. Эта трудность должна быть связана с трудностью изображаемого действия, «важностью» содержания и т. д. В 70-е годы оформилась новая теория — звуковой и произносительной нейтральности стиха во имя «плавности», «гладкости», «легкости», «сладостности» и т. п. Эта теория (в наше время получившая условное название «эстетика отказов») лежит в основе художественной практики сентиментализма и особенно так называемой «легкой поэзии» (Херасков, Богданович, позднее Карамзин и др.). В борьбе с «эстетикой отказов» Державин и Радищев на новой основе разработали теорию «изразительной гармонии» (термин Радищева в «Памятнике дактило-хореическому витязю») и воплотили ее в собственной поэтической практике. В отличие от сентименталистов и приверженцев «легкой поэзии», у Державина и Радищева звук чрезвычайно активен, причем они используют самые различные приемы — от простого звукоподражания до сложных развернутых звуковых картин, разные виды «трудного стиха» и т. п. В отличие от классицистов, Державин и Радищев связывали звук и эмоциональное содержание не механически, а диалектически дифференцированно; оцределяющую роль при этом играла не заранее предустановленная теория, а индивидуальпо- поэтический контекст. Именно такой подход к соотношению звука, ритма и содержания ляжет в основу пушкинской поэтики. В стихе «Во свет рабства тьму претвори» сочетаются обе разновидности «трудного стиха». Об одной из них говорит «новомодный стихотворец», указывая на нарочитое скопление согласных, затрудняющее произношение.