Позднее, после крушения империи Наполеона, в 1815 году русский император Александр I, австрийский император Франц I и прусский король Фридрих-Вильгельм III образовали Священный союз (к которому затем присоединилось большинство европейских монархов)—организацию, целью которой была борьба с революционным и национально-освободительным движением в Европе. В основе Священного союза лежали религиозно-мистические идеи, опять- таки восходящие к масонским теориям. При Александре мистицизм усиленно насаждался правительством и внутри самой России.

Вещал Акиба. Смотри Белев словарь, статью Акиба. Бен Иосиф Акиба (Акива) — один из крупнейших еврейских раввинов и духовных учителей I—II вв., автор обстоятельных схоластических комментариев к иудейскому религиозному преданию, в которых бен Акиба подвергал истолкованию не только каждое слово еврейского «закона», но даже особое начертание каждой буквы. Данное место «Путешествия» Радищева — цитата из антиклерикального «Исторического и критического словаря» (1695— 1697) французского мыслителя Пьера Бейля (1647— 1706). Приводимая Радищевым цитата в «Словаре» Бейля находится в следующем контексте: «Иудейская нация до того была предана духу пустых и химерических обрядовых правил, что ее великие учители-книжники распространили ритуал до самых непроизвольных действий, как, например, пойти за нуждой в уборную. Горе тому, кто не умеет хорошо узнавать страны света, так как четыре главных точки горизонта не равно благоприятны. Я могу лишь по-латыни передать обломок их странных и смешных суеверий (далее у Бейля следует кусок текста на латинском языке, переведенный Радищевым почти точно). Вот удивительный ученый, который даже на судне, без дальних слов, разъяснял тайный смысл закона» . Используя цитату из Бейля, Радищев насмехается не над Акибой, а над масонами. Именно масонство тщательным образом разработало систему символов и обрядов и требовало строгого соблюдения обрядности и символики. Так, например, существовал весьма сложный обряд приема в масонскую ложу. Вступающего в масонство («ищущего») с завязанными глазами вводили в темное помещение; когда с него снимали повязку, он при слабом свете, исходившем из-под человеческого черепа, который стоял на черном столе, мог различить раскрытую библию, погашенный светильник, доску с надписью «Познай себя: обрящеши блаженство, внутри тебя сущее», обнаженную шпагу.