Помещику, желающему купить крепостного для отдачи в рекруты во время, когда запрещено совершать сделки, чиновник разъясняет, как можно обойтись и без оформления купчей: «Продавец может будто отпустить на волю продаваемого крестьянина и дать ему письмо (т. е. вольную.— Авт.), потом от мужичка написать челобитную, что он по причине дороговизны не может себя пропитать, желает к вам вступить в подданство, на что по указам дается вам и крепость; тогда вы вольны с ним делать, что хотите». Аналогичный способ обхода законов изображен и

Радищевым, с той разницей, что в «Городне» крепостных покупают не дворяне, а казенные крестьяне; это еще одно беззаконие, поскольку крестьянам владеть крепостными было запрещено законом 1746 года. Любопытно, что описанный Радищевым маневр — продажа крепостных подвидом освобождения и приписка их к казенным деревням для отдачи в рекруты — через два года, в 1792 году, был узаконен правительством.

Скоро бы из среды их исторгну лися великие Мужи для заступления избитого племени и т. д. Мысль о том, что народ, перебив дворян, может выдвинуть выдающихся деятелей, подготавливается в «Путешествии» образом крепостного интеллигента и утверждается великим примером М. В. Ломоносова («Слово о Ломоносове»).

Когда нас поставят в меру. По прибытии на сборный пункт рекрутам измеряли рост, ибо в солдаты не брали ниже «указной меры» — 2 аршинов 33Д вершков (около 167,5 см.).

Любек — город в Германий.

Прусские наборщики — т. е. вербовщики.

Мемелъ — древний литовский город, в XVIII веке принадлежавший Пруссии (ныне — г. Клайпеда Литовской ССР).

Советовали мне. искать в Москве учительского места. Я им сказал, что худо читать умею. Но они мне отвечали: «Ты говоришь по-французски, то и того довольно». Рассказ Радищева о французе-лакее, ставшем учителем, не зная грамоты, окрашен в сатирические тона, однако опирается на реальную действительность. Как бывшему пажу, писателю, конечно, было известно, что когда И. И. Шувалов выписал из Франции восемь лакеев для Пажеского корпуса, то петербургские баре тотчас переманили их к себе для воспитания детей.