Так завершается в «Городне» встречей с крепостным интеллигентом тема поисков путей изменения существующего уклада, начинающаяся с «Подберезья». Но Радищев отлично сознает, что революция — дело грядущего. В настоящем же существует самодержавно-крепостническая действительность, и писатель вновь обращается к ее изображению, сознательно повторяя тематику начальных глав: беззаконие и произвол (следующий эпизод «Городни», «Черная грязь»), «колдовство вельмож» («Завидово»), духовные и душевные свойства народа («Клйн»), тяжелое положение крепостного крестьянства («Пешки», «Черная грязь»). Следующие после «Городни» главы охватывают тот же круг тем, что и главы от «Софии» до «Спасской Полести». Но будущее не безнадежно, и порукой тому потенциальные силы русского человека, столь могучие, что они время от времени прорываются даже в сковывающих условиях самодержавия (Анюта, рекрут, Ломоносов).

Они принадлежали одному помещику, которому понадобились деньги на новую карету, и для получения оной он продал их для отдачи в рекруты казенным крестьянам. Эта ситуация, очевидно, подсказана комической оперой Я. Б. Княжнина «Несчастье от кареты» (1779), где барин писал приказчику: «К празднику надобна мне необходимо новая карета. Мало ли есть способов достать денег? Например, нет ли у вас на продажу годных людей в рекруты. Итак, нахватай их и продай». Во исполнение барского приказа крепостного Лукьяна заковывают в цепи. Вообще продажа крепостных для отдачи в рекруты была необычайно доходна для помещиков, и при объявлении каждого набора широко развертывалась торговля людьми. Дело дошло до того, что для предотвращения «злоупотреблений» само правительство вынуждено было 29 сентября 1766 года издать указ, запрещавший заключать сделки на куплю-продажу крепостных в течение трех месяцев до начала набора. Но поскольку помещики не обращали внимания на запрещение, 13 января 1769 года появился новый указ, грозивший строгими карами за нарушение закона, а в следующем году был издан еще один такого же содержания. Новое подтверждение закона 1766 года вышло 22 октября 1789 года. Но уже в 1769 году Ф. А. Эмин в сатирическом журнале «Адская почта» описал один из способов, при помощи которых грозные распоряжения правительства нарушались весьма легко.