Повесть спутника моего тронула меня несказанно, «Прототипом «несчастного». был сослуживец Радищева и его давнишний знакомый — досмотрщик портовой таможни Степан Андреев. В 1780-е годы имя Андреева неоднократно фигурирует в делах Петербургской палаты уголовного суда в связи с совершавшимися в таможне хищениями, его участием в «откупу» и поручительством за позже обанкротившегося компаньона, сделанными им покупками (дом и дача), убийством, случившимся в его доме. Будучи назван преступником, Степан Андреев был приговорен к лишению чинов и дворянства, выплате «казенной недоимки» за счет продажи дома с публичных торгов и ссылке на каторгу. Следствие проводилось с грубейшими нарушениями элементарных норм судопроизводства. Виновность Андреева фактически доказана не была, что подтверждается особым делом 1790 г., обвинявшим членов уголовной палаты и пристава Московской части (где жили Андреев и Радищев) в несоблюдении правил проведения следствия. Документы свидетельствуют, что между председателем, членами уголовной палаты и Радищевым отношения были весьма натянутыми и что необоснованное обвинение Андреева было одной из причин их резкого обострения. Безуспешность «жалобницы» Андреева в Сенат и попытки добиться пересмотра его дела в 1789 — феврале 1790 г. (предпринятой, по всей видимости, Радищевым) и побудила автора «Путешествия» обнародовать его, печатным словом изобличить законы, неправый суд, правительство, смело вступиться за попранную «невинность» . Об убийстве, происшедшем в доме Андреева, о процессе над ним и несогласии Радищева с остальными членами суда рассказал в биографии отца П. А. Радищев, который сообщил и о дальнейшей судьбе Андреева: «Чрез несколько лет после этого происшествия, когда Радищев был уже в Сибири, перед восшествием на престол императора Павла I, губернский секретарь, квартировавший у Степана Андреева, учинил в Казани смертоубийство и, был приговорен к каторге, признался в других преступлениях, между прочим — в убийстве богатого купца в доме Степана Андреева. Степан Андреев был возвращен (с каторги. — Авт.) и, когда Радищев опять служил в С.-Петербурге. явился к нему и благодарил за заступничество, хотя и бесполезное». При сопоставлении истории Степана Андреева с историей «несчастного» можно видеть, что Радищеву «дело» Андреева послужило отправной точкой и взял писатель из него лишь часть. По-своему группируя, изменяя и типизируя реальные факты, Радищев дополнял их вымышленными.