Вместе с тем исследователь резко выступил против отождествления образа Путешественника с Радищевым. По его мнению, «единым сюжетом «Путешествия» является история человека, познавшего свои политические заблуждения и открывшего правду жизни, новые идеалы, ради которых стоило жить и бороться». Если же сближать Радищева с Путешественником, то «Радищев оказывается не революционером, а политическим недорослем» .

С этой концепцией большинство исследователей не согласилось. В свое время, полемизируя с Г. П. Макогоненко, превосходно писал Г. А. Гуковский: «Путешествие из Петербурга в Москву» — это книга о крепостнической России. Ее герой не отдельный человек, и ее построение не зиждется на частном событии. Ее герой — родина, величественная, но угнетенная, и повествуется в ней о жизни всей страны и всего народа». И далее: «Каждая глава-тема — это одна из сторон единого процесса жизни родины».

 Б. Светлов и А. И. Старцев возразили против резкого разграничения позиций Путешественника и Радищева: «Путешественник близок Радищеву в той мере, в какой это возможно для литературного персонажа».

Заново вдумываясь в содержание книги, мы понимаем: о драматизме русской жизни, национальном характере, решающей роли народа в будущем России Путешественник думал еще до поездки (см. «София»), Дорожные впечатления укрепили и его ненависть к произволу, и его веру в силы народные. Со многим он сталкивается сам, многое узнает из рассказов встреченных людей, найденных бумаг. Полные драматизма реалистические картины русской жизни, философские рассуждения, исповедь, политические декларации, теоретические трактаты, стихи и проза, юмор, ирония, гнев, сатира, порою доходящая до гротеска, — все слито воедино в этой неповторимой книге, наглядно рисующей

контраст двух России. Они неотделимы друг от друга: держащая сегодня в своих руках власть Россия угнетателей и нищая порабощенная Россия, которой принадлежит будущее. Смешно хвастовство «древней породой» («Тосна»), смешны мелкие взяточники. Положение народа вызывает гнев. Виновны не только «злонравные» помещики и неправедные судьи, которых высмеивали Сумароков, Новиков, Фонвизин. Государственная система утвердила бесправие крепостных («Любани»), породила бездушие, казнокрадство, неправосудие на всех ступенях чиновничьего аппарата («Чудово», «Спасская Полесть»).