Екатерины II «За мухой с обухом» (1788) был выведен обер-шенк Александр Александрович Нарышкин (1726 — 1795), Чтобы дать понять, что и в «Путешествии» под Дурындиным подразумевается также Нарышкин, Радищев упомянул выше его дачу «Ба-ба!». Следовательно, прототип жены Дурындина, старой сводни госпожи Ш, —Анна Никитишна Нарышкина (1732—1820), статс-дама, подруга и поверенная личных тайн императрицы. Именно А. Н. Нарышкина в июне 1789 года свела Екатерину с новым фаворитом П. А. Зубовым.

Едучи я читал. Рассказ о женитьбе барона Дурындина остро сатиричен; бытовая окраска, разговорно-простореч- ный стиль этой части главы резко контрастны по сравнению с серьезной манерой повествования Крестьянкина и особенно публицистическим, проповедническим характером его речи. Поэтому Радищев прибегает здесь к форме «письма»— излюбленного жанра сатирических журналов XVIII века. Но внутрь «письма» Радищев ввел еще драматургический комедийный диалог — прием, разработанный Д. И. Фонвизиным в журнале «Друг честных людей, или Стародум»; хотя издание «Стародума» было запрещено цензурой, Радищев, как явствует из главы «Завидово», бесспорно читал сочинение своего дальнего родственника в рукописи.

Поиграть в бирюльки. Игра заключалась в том, что на стол бросалась кучкой горсть палочек (бирюлек), соломинок ит. п.; играющий должен осторожно вытаскивать бирюльки по одной так, чтобы не шелохнулись соседние палочки и вся кучка.

Не дивись, мой друг! на свете все колесом вертится. Намек на очередную смену фаворитов при дворе в июне 1789 года.

А без дурындиных свет не простоял бы трех дней. Несмотря на внешнюю комичность заключительного эпизода главы, он прямо и непосредственно перекликается с ее первой трагической частью. Добродетельному и благородному чиновнику Крестьянкину противостоят в общественном и моральном плане светская проститутка и сводня госпожа Ш. и старый развратник и мот барон Дурындин. Кресть- янкин терпит поражение и вынужден уехать в деревню — госпожа Ш. и ДурьТндин благоденствуют в столице. Без Крестьянкиных существующее общество отлично обойдется, «а без дурындиных свет не простоял бы трех дней»