Перед нами европейски образованный выдающийся русский мыслитель, философ-материалист XVIII века. Время многое определяет, и забывать об этом нельзя, В решении проблем общественного развития, объяснении причин исторического процесса Радищев, как и другие философы-просветители, был идеалистом. Полагая, что «мнения правят миром», он чрезвычайно большое значение придавал слову — прежде всего революционному слову.

Иногда неоправданно усложняется вопрос об отношении Радищева к масонам  масонству. Многие масоны были честными людьми, правдоискателями, и писатель дружил или поддерживал хорошие отношения с некоторыми из них — А. М. Кутузовым, А. К. Рубановским, А. Р. Воронцовым, А. А. Ржевским и др. Однако отношение к масонству в целом определяется полностью материализмом и революционностью Радищева. В 1774 году в поисках истины об побывал на одном или двух заседаниях петербургской ложи «Урания», которая представляла собой нечто вроде клуба, участники коего вели беседы на нравоучительные темы, совмещая их с музыкой, вином и картами. Такой характер общения не удовлетворил Радищева, и он прекратил посещения ложи. Усиление мистических настроений в масонстве 80-х годов, активизация пропаганды реакционно-политических взглядов, борьба с просветительской идеологией и философским материализмом, особенно обострившаяся во второй половине 80-х годов, — все это вызвало резко отрицательное отношение Радищева к масонам, что выразилось в ряде глав «Путешествия» .

С давних пор исследователи разделились на две группы в вопросе об авторстве «Отрывка путешествия в  и   напечатанного в журнале Н. И. Новикова «Живописец» в 1772 году. Одни считают автором этого произведения Новикова (Г. П. Макогоненко Л. В. Крестова, Ю. Д. Иванов и др.). Но В. П. Семенников, Я. Л. Барсков5, Г. А. Гуковский, П. Н. Берков, С. Ф. Елеонский, В. И. Федоров и многие другие, в том числе авторы Комментария, полагают, что прямое свидетельство П. А. Радищева об авторстве отца, отмеченная Н. А. Добролюбовым идейная близость «Отрывка» к «Путешествию», явное сходство содержания «Отрывка» с такими главами, как «Любани» и «Пешки», связь философского подтекста «Отрывка» с учением Гельвеция (абсолютно неприемлемым для Новикова) говорят о принадлежности его Радищеву.