Так, в издававшемся Новиковым журнале «Вечерняя заря» помещено, в частности, «Философическое рассуждение о Троице в человеке, или опыт доказательства, почерпнутого из разума и Откровения, что человек состоит 1) из тела, 2) души, 3) духа». У животных, доказывает автор «Рассуждения», есть две части — тело и душа; но человек отличается от животных не степенью совершенства, как, допустим, обезьяна от лягушки: «Нет, телесный мир, или паче царство животных, человеком оканчивается, и в нем-то получает свое начало духовный мир, или царство духов». Человек состоит из трех частей, но есть и существа, стоящие выше его: «Ангел имеет только душу и дух; а бог, яко самое чистейшее существо, есть только един Дух». Отличие между духом и душой заключается в том, что «дух имеет разум, душа же, напротив, разум и» чувство»; дух мыслит, а душа чувствует; душа оканчивается там, где начинается дух, но посредством ее дух соединяется с телом; наконец, «душа телесна, смертна, а дух невещественен, бессмертен» . Эту теорию и высмеивает Радищев, упоминая все три «части», субстанции, в комическом плане: «нежел потщуся отделить дух мой от тела и рыскать в полях бредоумствований. Когда умру. душенька моя набродится досыта». Кроме того, московские розенкрейцеры (как и масоны вообще) полагали, что масонство — «та самая премудрость, которая от начала мира у патриархов (т. е. персонажей Библии. — Авт.) и от них преданная в тайне священной хранилась в храмах халдейских, египетских, -персидских, финикийских, иудейских, греческих и римских и во всех мистериях или посвящениях эллинских. и она же. у любомудрцев индейских, китайских, арабских, друидских и у прочих, науками славящихся народов пребывала» . Поэтому масоны усматривали в египетских иероглифах (тогда еще не расшифрованных), арабских цифрах, древнееврейских, арабских и т. д. буквах некий сокровенный, мистический смысл и неутомимо истолковывали эти буквы, иероглифы, цифры (см. об этом также далее). Отсюда и радищевская насмешка над теми, кто зарывается «в еврейские или арабские буквы, в цыфири или египетские иероглифы». Наконец, масонство в целом третировало реальный мир как «мир брюховный», отрицательно относилось к чувственным наслаждениям и т. п., и Радищев наперекор масонам вызывающе заявляет: «.я пью и ем не для того только, чтоб быть живу, но для того, что в том нахожу немалое услаждение чувств» и т. д.