Вводя нарушенное в обществе естественное и гражданское равенство постепенно паки, предки наши и т. д. Речь идет о борьбе самодержавия со старой феодальной аристократией .

Многие государи возмнили, что они суть боги и вся, его же коснутся, блаженно сотворят и пресветло. Вся, его же коснутся — все, к чему прикоснутся. Мысль о пагубном действии самовластия на самих самодержцев, сходная с идеей о развращающем воздействии крепостного права на крепостников, развивалась в «Спасской Полести».

На таковой блуждения мысли воздвигли цари придворных истуканов, кои истинные феатральные божки, повинуются свистку или трещотке. То есть воздвигли придворных кумиров, которые подобны выступающим в роли богов театральным актерам, повинующимся сигналам режиссера.

Пройдем степени придворных чинов и с улыбкою сожаления отвратим взоры наши от кичащихся служением

своим; но возрыдаем, видя их предпочитаемых заслуге Выступая против придворных чинов, «гражданин будущих времен» возлагает на самих царей всю вину за то, что окружающие их «тунеядцы» и «лелеятели» предпочтены людям, служащим «пользе общей». Об этом же писал Фонвизин в комедии «Недоросль».

Дворецкий мой, конюший и даже конюх и кучер и т. д. Радищев употребляет русские названия должностей, а не применявшиеся в XVIII веке немецкие названия придворных чинов (очевидно, потому, что русские яснее выражали сущность занятий обличаемых «тунеядцев» и были понятнее далекому от придворной жизни читателю).

Чертоги, в них же сокрытая твоя робость завесою величавости мужеством казался — чертоги, в которых твоя робость, прикрытая завесой величавости, казалась мужеством.

А сии упитанные тельцы сосцами нежности и пороков. наследят в стяжании нашем — а эти телята, раскормленные сосцами нежности и пороков. становятся наследниками того, что добыто нами.

Нума Помпилий — легендарный царь Древнего Рима, заключивший мир с соседними племенами, установивший богопочитание и обряды богослужения; он научил римлян земледелию, содействовал развитию торговли и ремесел, реформировал календарь и т. п. В этих деяниях Нуме помогала нимфа Эгерия, в ночных беседах передававшая ему волю и советы богов.