Невозможность заступиться за невинного возмущает его.

Какое имею право? Страждущее человечество. Страдания человека, согражданина дают право, даже обязывают к активному действию.

О богочеловек! Почто писал ты закон твой для варваров? и т. д. Обращаясь к Иисусу Христу, Путешественник говорит, что христианское учение слишком мягко, ибо обещает воздаяние за злые дела лишь после смерти, а это позволяет даже верующим при жизни, не раздумывая, творить зло. Именно по поводу этой страницы Екатерина II написала: «Сочинитель ко злости склонен» .

Возмущенные соки мыслию стремилися, мне спящу, к голове и т. д. Мне спящу — когда я спал. Радищев излагает характерное для XVIII века механистически-материалистическое представление о происхождении сна.

Мне представилось, что я Царь, Шах, Хан, Король и т. д. Перечисление единодержавных властителей разных народов означает, что нарисованная далее картина относится к самодержавным правителям вообще. Вместе с тем последующие страницы говорят о России и непосредственно о Екатерине II (см. также «Введение»). Жанр «сна», известный в мировой литературе с античности, в XVIII веке был весьма популярен в Европе и России. Обычно радищевский «сон» связывают со сборником французского просветителя Луи Себастьена Мерсье (1740—1814) «Философические сны» (1768, русский перевод И. Долгорукова в двух частях. М., 1780—1781). В пятом «сне» «О монархии и тирании» богиня, олицетворяющая добродетельное правление, избирает героя в наставники молодому правителю; с ее помощью герой показывает принцу картины «разумного» царствования, а затем — деспотического правления. Этот «сон» Мерсье явился источником XLV письма журнала И. Г. Рахманинова и И. А. Крылова «Почта духов»; здесь сильф Выспрепар рассказывает о юном монархе, окруженном придворными льстецами, которого пытается наставлять любящий истину мудрец писатель. Для Радищева, однако, не менее важной была русская традиция использования жанра аллегорического «сна» для резкой сатиры «на лица» — на конкретные пороки отечественной действительности. Первые образцы такого рода «снов» дал А. П. Сумароков (в журнале «Тру долюбивая пчела», 1759 и др.). В рукописном виде известен обличительный памфлет Ф. А. Эмина «Сон, виденный в 1765 году, генваря 1-го», за который по личному приказу Екатерины II писатель был посажен в Петропавловскую крепость.