«Наставление отца сыну, которого он отправляет в Академию» напечатал А. М. Кутузов в «Московском ежемесячном издании» . Отец требует, чтобы сын повиновался богу, «яко добрый христианин», знакомился с «мужами честными», дабы самому стать известным, читал древних авторов и остерегался «философских мечтаний» и т. д. В другом масонском журнале, «Покоящийся трудолюбец» , помещено «Увещание детям». «Страх господен да будет основанием всех ваших деяний»,— начинает автор, рекомендуя далее соблюдать верность государю, почтительно относиться к начальникам, размышлять о смерти и загробной жизни, избегать романов, которые «могут склонить то разным слабостям», а девицам вообще то стоит увлекаться чтением, ибо «их должность состоит в .том, чтоб отправлять домашние дела», и т. д. )Радищев ;говорит не о воспитании государственного деятеля, как это делает Честарфильд. Откровенно консервативным или бледным писаниям масонов противопоставлена речь крестицкого дворянина; в основе ее лежат передовые педагогические идеи Локка, Руссо, Гельвеция, вносит она и много нового, оригинального.

Прияв вас даже от чрева материя и т. -Д. .Исходя из мысли Локка о необходимости воспитания с момента рождения ребенка, отец помогал матери воспитывать детей, но (в отличие от указаний Локка и Руссо) без помощи наемных «рачительниц» и «рачителей», то есть нянек и учителей. Выдвигая на первый план воспитание в семье, создавая образ идеального воспитателя-отца, Радищев расходился со многими просветителями. Гельвеций считал общественное воспитание выше семейного. В романе Руссо «Эмиль» ребенка, помещенного в идеальные, близкие к природе условия, воспитывает наставник, который простирает свою заботу так далеко, что сам подбирает воспитаннику невесту.

Вождаем собственный корысти побуждением и т. д- Отец не требует от детей благодарности, ибо все сделанное для них доставляло наслаждение ему самому. Не считает он прочной связь, рожденную доводами рассудка или боязнью законов. Нерушима только душевная близость, и плохо тому, кто забудет о ней.

Поженет его в сокровенности его — будет терзать его в глубине души.

Становится она нам присудственна — присутствует она среди нас.