Особы первых пяти классов могли ездить в соответствующей каждому классу карете на шестерке или четверке лошадей. Лицам шестого—восьмого классов полагалась четверка лошадей. Обер-офицеры ездили в коляске, запряженной парой. Нечиновные, какими бы средствами они ни располагали, должны были довольствоваться одной лошадью. Выезд цугом — четверка или шестерка лошадей, запряженных попарно.

Первостатейного — здесь: вельможу.

Кан. бес. — каналья, бестия.

Анюта, Анюта. Для чего я тебя не узнал лет 15 тому назад и т. д. Мысль об активной силе добра и красоты характерна для многих европейских и русских просветителей. У Радищева она приобретает особую остроту благодаря тому, что он почти физически ощутимо воспроизвел состояние нравственного потрясения человека. Встреча с прекрасной во всех отношениях девушкой заставляет Путешественника пересмотреть жизнь, заглянуть в тайники своей души, признаться в поступках, о которых и исповедуясь не говорят. И потому так убежденно звучит его призыв к Анюте вернуть на путь добродетели тех, чьи сердца не заскорузли окончательно.

Обидящ, уязвляющ — готовый обидеть, уязвить.

Уже вижу двадцатый столп — двадцатый верстовой столб. Путешественник проехал двадцать верст.

Но что такое за обыкновение. Ее хотели отдать за десятилетнего ребенка и т. д. Возвращая Путешественника к мысли о вреде браков неравных по возрасту людей, автор передает свои раздумья. Уже при Павле I, когда ссылка в Сибирь была заменена ссылкой в село Немцово Калужской губернии, автор «Путешествия» вызвал недовольство крестьян, запретив женить мальчиков, о чем писал Воронцову: «Я вызвал неудовольствие своих крестьян, запретив им женить малолетних, что является здесь обычаем почти повсеместным и может быть причиною тому, что население вовсе не будет возрастать» . Для уточнения заметим, что село принадлежало не писателю, лишенному за свою книгу прав и состояния, а его детям.

Прости, любезная моя Анютушка, поучения твои вечно пребудут в сердце моем впечатленны и сыны сынов моих наследят в них, — то есть внуки будут наследниками их (последуют им). Этими словами заканчивалась глава в рукописных редакциях.

Видно, барин. что ты на Анютку нашу призарился. Да уж и девка! и т. д. Разговор с ямщиком, двоюродным братом жениха Анюты, появился на последней стадии работы над «Путешествием».