Все молчали в ожидании, что, оскорбитель всех прав, я взят буду под стражу. По поводу речи Крестьянкина Екатерина писала, что его слова «выводят снаружи предложения, уничтожающие законы, и совершенно те, от которых Франция вверх дном поставлена; не диво было, если за сим наместник враля и арестовал» .

Не нашед способов спасти невинных убийц. подал прошение об отставке и, получив ее, еду теперь оплакивать плачевную судьбу крестьянского состояния. «Едет оплакивать плачевную судьбу крестьянского состояния, хотя и то не оспоримо, что лутчее судьбы наших крестьян нет по всей вселенной», — написала Екатерина в замечаниях на «Путешествие». «Сделав это поразительное заявление и, видно, все же устыдившись даже той, не склонной к критике аудитории, для которой были назначены заметки,— верного Безбородко и обер-палача Шешковского, императрица делает после слов «наших крестьян» вставку «у хорошова помещика» . Образ Кресть- янкина и его история занимает чрезвычайно важное место в идейном замысле и композиционном решении «Путешествия». Многие прогрессивные мыслители XVIII века, обличая общественную несправедливость, возлагали надежды на личную добродетель судей, на бескорыстно исполняющих свой долг чиновников (Н. И. Новиков, Д. И. Фонвизин, М. Н. Муравьев, Г. Р. Державин и др.). Уже после выхода «Путешествия» из печати сущность таких воззрений была лаконично сформулирована В. В. Капнистом в «Ябеде» (действие I, явление 1):

.законы святьг,

Но исполнители — лихие супостаты.

Рассказывая историю Крестьянкина, Радищев вступает в полемику с лучшими людьми своего времени. Крестьян- кин честен, бескорыстен, справедлив; он безупречно выполняет свой долг, руководствуясь велениями рассудка, души и сердца («Имей душу, имей сердце — и будешь человек во всякое время», — писал Фонвизин в «Недоросле»). Это личность, буквально во всем противостоящая окружающей среде и вступающая с ней в активную борьбу. И тем не менее он терпит крах. Самое большее, что может сделать добродетельный чиновник, оставаясь на позициях законности (которую он связывает с естественными правами человека) и не вступая на путь революционной борьбы, — это «удалиться жестокосердия» и выйти в отставку, не желая быть участником в казни «невинных убийц».