Были и есть люди, которые его гнев почитали и почитают справедливым. Новгородцы в их мнении были бунтовщики. Но какое оному доказательство? То ли, что первые великие князья жили в Новгороде? Нет, они были россияне, а царь Иван Васильевич писался царем всея России или Руси. — Сей государь столь однако же успел в своем предприятии, что ниже в новгородцах не осталося малейшей искры духа свободы, за которую они с толиким сражалися жаром. С вечевым колоколом рушилося в них даже и зыбление, так сказать, вольности, нередко по усмирении бури остающееся. И действительно, не видно, чтобы после того новогородцы делали какое покушение на возвращение своея свободы». На этом текст «Новгорода» в начальной редакции кончался, дальше шла глава «Бронницы». По следам первоначальной пагинации можно судить, что объем этих двух глав в цензурной рукописи приблизительно соответствовал тому, что было в начальной редакции. Однако уже на первом этапе переработки цензурной редакции книги в сводную Радищев расширил текст «Новгорода» более чем в три раза. Наконец, при работе с наборной рукописью Радищев вычеркнул оставшиеся еще фразы о новгородцах, поскольку заключенные в них мысли нашли более сильное воплощение в новых кусках «Новгорода». В результате переработки мысль Радищева о гнетущей роли самодержавия получила более яр кое и, главное, художественное (а не прямолинейно-публицистическое) воплощение. Вместе с тем новый текст «Подберезья» и «Новгорода» значительно прояснил композицию книги. Подобно тому как первые главы «Путешествия» рисуют страшную картину беззакония и произвола на всех уровнях общественной и социальной жизни, так главы от «Подберезья» до «Городни» объединены сквозной темой поисков выхода, средств изменения существующего положения. Радищев поочередно рассматривает то или иное явление, на которое возлагали надежды определенные круги или отдельные деятели России и Европы. Так в «Под- березье», полемизируя с Ф. В. Кречетовым, масонами и деятелями типа О. П. Козодавлева, Радищев показывает необоснованность надежд на распространение просвещения как на средство улучшения жизни, резко критикуя и официальную систему образования, и пропагандировавшееся масонами духовно-религиозное просвещение.