Не дивлюсь, что древний треух на Виргилия надет ломоносовским покроем. «Энеида» Виргилия переведена шестистопным ямбом Василием Петровичем Петровым (1 песнь— 1770, полностью— 1781 —1786).

Ексаметр — гекзаметр, шестистопный дактиль, в котором часть дактилических стоп заменена хореическими. В 1.778 году М. Н. Муравьев начал переводить «Илиаду» гекзаметром, но перевел лишь пять стихов.

Костров Ермил Иванович (1755—1796) — поэт и переводчик. В 1787 году вышли из печати первые шесть песен «Илиады», переведенные им шестистопным ямбом (песни 7—9-я опубликованы посмертно, в 1811 году).

Неутомимый возовик Тредиаковский немало к тому способствовал своею «Тилемахидою». О «Тилемахиде» см. стр. 34. Во всех рукописных редакциях Радищев так развивал эту мысль: «Если бы он из Фенелонова романа извлек токмо, так сказать, эссенцию, оставив все скучное и поэме неприличное, то и он бы мог иметь подражателей».

Кто бы ни задумал писать дактилями, тому тотчас Тре~ диаковского приставят дядькою, и прекраснейшее дитя долго казаться будет уродом, доколе не родится Мильтона, Шекеспира или Вольтера. Радищев говорит, что произведение любого поэта, написанное гекзаметром, покажется подражанием «Тилемахиде» (которая в представлении современников является «примером. худого стихосложения») и потому сочтено уродливым; так будет до тех пор, пока не родится великий поэт, который сможет преодолеть силу традиционного мнения. Действительно, пример Тредиа- ковского настолько напугал современников, что к гекзаметру не рисковал обращаться почти никто. Через 11 лет после выхода «Тилемахиды» М. Н. Муравьев осмелился написать гекзаметром стихотворение «Роща» (напечатано в 1778 году). Но лишь в 90-е годы началось широкое освоение античного наследия, и в частности поиски форм стиха, соответствующих древнегреческой и римской метрике (Н. А. Львов, А. X. Востоков, сам Радищев и др.). Данный же Радищевым совет перевести «Илиаду» гекзаметром был реализован через сорок лет: в 1829 году вышел в свет перевод Н. И. Гнедича (причем сначала Гнедич начал переводить Гомера шестистопным ямбом, но потом— не без влияния Радищева и Востокова — обратился к гекзаметру).