Уже в начале войны, в октябре 1787 года, Н. А. Пассек прислала Екатерине донос на командующих двумя русскими армиями. «Она писала о корыстолюбии графа Румянцева-Задунайского и что князь Потемкин- Таврический морит солдат» . Другой современник засвидетельствовал: «В России существуют две комиссии, учрежденные для снабжения войска: одна провиантом, другая обмундированием. Смею сказать, что вообще никогда не существовало и нигде не существует более наглых мошенников, чем чиновники этих комиссий». Подобные факты отмечены и в дневнике Р. М. Цебрикова, записках С. А. Тучкова, Л. Н. Энгельгардта и многих других.

Лишались они установленной платы, которая употреблялась на ненужное им украшение. Большая половина новых воинов умирали от небрежения начальников или не- нужныя и безвременныя строгости. Один из младших современников Радищева, кадровый военный С. А. Тучков писал в своих записках об армии при Екатерине: «Излишнее щегольство, выправка и стягивание солдат доведены были до крайности»; каждый полк «имел огромный хор музыки, и музыканты были одеты великолепно». «Но всего не сноснее была бесчеловечная выправка солдат; были такие полковники, которые, отдавая капитану трех рекрут, говаривали: «Вот тебе три мужика, сделай из них одного солдата» . Другой современник писал: «Войско умирало от холода, голода и житья в землянках. Потемкин давал балы, пиры, жег фейерверки» .

Казна, определенная на содержание всеополчения, была в руках учредителя веселостей. «Учредитель веселостей» князя Потемкина — его правитель канцелярии и правая рука — генерал-майор В. С. Попов (с 1786 года одновременно считался и статс-секретарем императрицы). В распоряжении Попова была вся казна Потемкина, а, по словам современника, в нее входили следующие суммы: «экстраординарная военная. до 8 миллионов рублей; во- вторых, доходы Екатеринославской губернии и Таврической области до 2 миллионов в год и, в-третьих, до 12 миллионов серебром, отпускаемых ежегодно из провиантской канцелярии» .

Я зрел пред собою единого знаменитого по словесам военачальника. все его отличное достоинство состояло в том только, что он пособием был в насыщении сладострастия своего начальника. По-видимому Радищев имеет в виду генерал-лейтенанта П. С. Потемкина. Переводчик, поэт и драматург, приближенный императрицы в начале 70-х годов, Потемкин участвовал в войне с турками 1768—1774 годов; во время восстания Пугачева был назначен начальником Секретной следственной комиссии.