Процитировав эти слова, Г. В. Плеханов верно заметил, что для Екатерины понятие «прославление государства» в применении к. настоящему совпадало с «прославлением государыни» . В применении же к прошлому «прославление государства» оборачивалось, по справедливой оценке Н. А. Добролюбова, стремлением «показывать во всем, в чем только можно, что всякое добро нисходит от престола», умением «набросить на все темные явления русской жизни и истории какой-то светлый, .даже отрадный колорит», желанием обойти «неправедные деяния князей» или, по крайней мере, «придать им вид законности не только по понятиям того времени, но и пред судом новых воззрений» . Радищев специальных исторических трудов не оставил, но великолепно знал русскую историографию . Он обстоятельно изучал исторические работы и русские летописи, отмечал в книгах заинтересовавшие его места, писал заметки на полях (так, например, в библиотеке Института русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР хранится экземпляр «Летописи Несторовой с продолжателями» с пометками Радищева), делал выписки на отдельных листах, сопровождая их в ряде случаев своим комментарием или истолкованием. До нашего времени дошло несколько подобных листов с радищевскими выписками из «Летописи Несторовой», трудов Татищева, Миллера и других источников. Таким образом, размышления Радищева о судьбах России в будущем, его идея народовластия, «соборной» власти опирались на изучение прошлого.

Известно, по летописям, что Новгород имел народное правление и т. д. Исходным пунктом и важнейшим звеном исторической концепции Екатерины было утверждение, что исконной формой русской государственности являлась княжеская власть, то есть самодержавие. Эта концепция пропагандировалась Екатериной и в беллетристике. В 1786 году она сочинила пьесу «Историческое представление из жизни Рюрика», где, в частности, писала о двоюродном брате Рюрика, славянском князе Вадиме, который поднял из зависти бунт против Рюрика. Законный и добродетельный монарх побеждает и великодушно прощает бунтовщика. Так Екатерина интерпретировала глухое летописное упоминание о восстании новгородцев против захватчиков- варягов, при подавлении которого погибли Вадим Храбрый и многие его сторонники.