Монтескъю — Шарль-Луи де Монтескье (1689— 1755) — французский философ-просветитель „и юрист, основатель теории разделения властей, автор трактата «Дух законов», многие формулировки из которого (разумеется, в соответствующем истолковании) Екатерина II заимствовала для своего «Наказа».

Блекстон — Вильям Блэкстон (1723—1780) — английский юрист, автор сочинения «Истолкования английских законов», которое в переводе С. Е. Десницкого было напечатано в типографии Московского университета . Из сочинений Блэкстона, Гроция и Монтескье многое взял для своих юридических трудов Ф. В. Кречетов. Хорошо знал их труды и Радищев.

Уже есть повеление о учреждении новых университетское, где науки будут преподаваться по его желанию. 29 января 1786 года «Комиссии о учреждении народных училищ» было предписано составить «План университетов и гимназий, в разных местах империи заводимых», причем за основу Комиссия должна была принять соответствующую работу австрийского писателя и юриста Иосифа Зонненфельса, написанную по заказу Екатерины II. Русский «План университетов» составил О. П. Козодавлев. Планом предусматривалось постепенное открытие трех новых университетов — в Пскове, Чернигове и Пензе. При этом

Козодавлев отстаивал преподавание на русском языке (частично его аргументация совпадает с рассуждениями радищевского семинариста): «Некогда предоставлялось латинскому языку преимущество быть единственным орудием наук: все науки преподавались на оном. Что латинское слово лишилось ныне сего преимущества и что в нынешних училищах или университетах преподаваться будут науки языком народным, тому есть важнейшая причина, нежели одно поправление языка российского. Просвещение будет распространяться всегда тихими шагами, оно всегда будет оставаться между весьма малым числом учащихся и никогда не распространится между прочею частию народа или в целом государстве, пока науки будут преподаваться языком мертвым» . Составленный Козодавлевым «План» утвержден не был; новые университеты появились в России только в начале XIX века (Казанский, Харьковский, Петербургский и др.).

Кто мир нравственный уподобил колесу и т. д. В этом отрывке из «тетради семинариста» Радищев излагает мысли, отчасти сходные с учением французского мистика Сен-Мартена (1743—1803), на которого в значительной мере опирались русские масоны, особенно «мартинисты» — московские розенкрейцеры.