Границы наместничеств иногда сдвигались, и в России было то 20, то 12,   то 15 наместников. Они обладали на местах всей полнотой власти, представляя особу государя.

В правление посылает приказ. При наместнике имелось правление, при помощи которого он осуществлял руководи ствонаместничеством.

Господину Корзинкину, почтенному лавошнику, в С.- Петербурге, в Большой Морской. Андрей Федорович Корзинкин — петербургский купец. Торговал э лавке на Большой Морской (ныне ул. Герцена) у Синего моста в доме купца Попова, а затем приобрел дом на той же улице (участок дома № 28). Вторая жена его, дочь крепостного графа П. Б. Шереметева, Пелагея Николаевна («Пелагея Николаева дочь») числилась владелицей двух собственных каменных домов в 3-й Адмиралтейской части.

И ну  по всем по трем. Курьер как исполнитель важного поручения скачет на тройке лошадей.

Вот устерсы — теперь лишь с биржи. Устрицы ввозились из-за границы и потому поступали к торговцам с биржи. О появлении нового товара Корзинкин помещал объявления в газете, например: «В Большой Морской у Синего моста, в доме купца Попова под № 154 в лавке санктпетербургского купца Андрея Корзинкина продаются новополученные чрез Ревель свежие устерсы сходной ценой» («Санктпетербургские ведомости», 1790, 8 января).

Два крючка сивухи — две чарки водки. В кабаках имелась особая чарка с ручкой крючком, которой посетители сами черпали водку.

Едва у городских ворот услышали звон почтового колокольчика, караульный офицер бежит уже к наместнику. Быстрота, с которой караульный извещает о показавшейся вдали кибитке, контрастна по отношению к рассказу в «Чудове», когда начальника (неизмеримо более мелкого, чем наместник) не решаются обеспокоить, хотя из-за промедления могут погибнуть люди.

Право, человек достойный и т. д. Повышение сержанта в следующий чин (прапорщика), равно как и оформление поездки будто бы «с наинужнейшими донесениями» за счет «экстраординарной суммы» (то есть суммы, предназначенной на непредвиденные расходы), показывает легкость, с какою тратятся государственные средства на прихоти, й как умело обходятся законы; потому и проверка не Страшна: «Книга казначейская пошла на ревизию, но устерсами не пахнет». Эпизод характеризует фактическое казнокрадство и достаточно типичен. Типичен и образ наместника.