«О вы, душу в исступление приводящие, Глюк, Паизиелло, Моцарт, Гайден, о вы, орудие сих изящных слагателей звуков, Маркези, Мара.» — восклицал Радищев в трактате «О человеке, о его смертности и бессмертии» . У Радищева действительно есть противопоставление, но оно идет по другой линии: эстетическую и душевную чуткость простых слушателей, внемлющих «неискусному напеву» слепца, он ставит выше эстетической восприимчивости образованной столичной аудитории по отношению к виртуозному пению выдающихся мастеров. Названных в «Путешествии» итальянских певцов, знаменитых по всей Европе, Радищев, конечно, слышал во время их петербургских гастролей. Катарина Габриелли (1730—1796) пела на столичной сцене в 1774—1775 годах; Мария Франческа Лючия Тоди (1748—1793) была в России в 1780, а затем в 1784—1787 годах; Луиджи Маркези, или Маркезини (1755—1829), певец-сопрано (кастрат), приезжал в 1785—1788 годах.

Вертер — роман W. В. Гете «Страдания молодого Вертера» (1774). Произведение пользовалось огромным успехом у русских читателей еще в 70-е годы, когда с ним могли знакомиться в оригинале, а в 1781 году оно вышло в русском переводе Ф. Галченкова под названием «Страсти молодого Вертера».

Денежки и полушки — мелкие медные монеты; две полушки составляли денежку, две денежки — копейку.

Терпеливо сношу его прещение. Прещение — здесь: наказание, воздаяние за грехи.

О вы, последующие мне — т. е. те, кто младше меня, молодое поколение.

Тридцатъ лет сряду ем я свой пирог. Сопоставив эти слова с предшествующим рассказом старика, можно понять, что он служил в царствование Елизаветы Петровны и потерял глаза в одном из сражений с пруссаками во время Семилетней войны.

Пешки — почтовая станция в 31 версте от Клина.

Плодами пота несчастных африканских невольников — см. «Вышний Волочок».

Бурмистр — деревенский староста или управляющий барским имением.