Только когда выяснилось, что из попыток организовать новые казенные типографии ничего не вышло, Сенат начал выдавать разрешения («привилегии») на право заведения вольной (т. е. частной) типографии одному лицу за другим: И. И. Вейтбрехту и И. К. Шнору (1776), Шнору на вторую типографию (1778), Б. Ф. Брейткопфу (1780), Е. Вильковскому, Ф. Галченкову, О. Г. Мейеру (1782). Цензура над изданиями этих типографий была установлена троякая: духовные книги должен был цензуровать Синод, светские — Академия наук, объявления — полиция. Но поскольку цензор-академик не мог справиться с просмотром рукописей для посторонних типографий, «Устав благочиния» 1782 года предусматривал передачу части цензорских функций полиции. Окончательно эти функции за управами благочиния закрепил указ о вольных типографиях от 15 января 1783 года, которым позволялось «каждому по своей собственной воле заводить оные типографии. с наблюдением однако ж, чтоб ничего в них противного законам божиим и гражданским или же к явным соблазнам клонящегося издаваемо не было». Цензура сочинений духовного содержания, как и раньше, оставалась за Синодом. Однако Академия и университет по-прежнему имели право цензуровать издания находившихся в их ведении типографий, чем и воспользовались московские мартинисты, в распоряжении которых была арендованная Новиковым университетская типография и несколько вольных, организованных в соответствии с указом 1783 года. Новиков развернул широчайшую книгоиздательскую деятельность, причем, наряду с книгами просветительного характера, печатал множество масонских сочинений — и не только религиозно-мистических, но и затрагивавших политические проблемы. Для борьбы с масонством Екатерина поначалу активизировала духовную цензуру (указы от 23 декабря 1785 года и 27 июля 1787 года). Если первое следствие 1785—1786 годов затронуло лишь книжную лавку Новикова, то расследование 1787—1788 годов охватило всю Россию (в результате обоих было запрещено 20 изданий, главным образом масонских). Не сумев справиться с масонами при помощи церкви, Екатерина прибегла к административным мерам: университетскому начальству было предписано не возобновлять с 1789 года контракта с Новиковым на аренду типографии.