Ряд отдельных проблем идейно-философского и реального комментария был решен в специальных трудах литературоведов. Особенно богаты фактическим мате- риалом статьи и книги того же Я. Л. Барскова, А. И. Старцева, А. Г. Татаринцева, Л. В. Крестовой.

Авторы предлагаемого Комментария опираются в работе как на труды своих предшественников, так и на собственные разыскания. В соответствии с принципами серии библиографические указания введены в текст, в ряде случаев — в сокращенном виде (в конце книги приложен список условных сокращений, использованных в ссылках).

Авторы стремились в тому, чтобы дать читателям в книге:

1)     необходимый минимум сведений по русской и всемирной истории, истории русской и европейской общественно-политической, философской, экономической, правовой, эстетической, педагогической мысли, истории законодательства, торговли и т. п.;

2)     .материалы реально-бытового и исторического характера, помогающие понять условия, в которых живут и действуют персонажи «Путешествия», уяснить проб

лемы, над которыми они размышляют; сведения об известных и предполагаемых прототипах персонажей; конкретные факты, подтверждающие типичность того или иного изображенного Радищевым явления и способствующие осмыслению радищевского метода воспроизведения действительности, особенностей типизации и индивидуализации;

3)     историко-литературный комментарий, помогающий соотнести «Путешествие» с явлениями предшествующей (а отчасти и последующей) литературы, проясняющий композицию книги в целом и роль отдельных эпизодов в реализации художественного замысла писателя;

4)     текстологический комментарий, иллюстрирующий авторскую работу над «Путешествием» в целом, а отчасти и над отдельными эпизодами, образами, языком и т. д.;

5)     в самых необходимых случаях — пояснения непонятных слов и архаических оборотов (слова, которые часто повторяются и могут быть объяснены вне контекста, вынесены в словарь).

Основной принцип расположения материала и построения книги—постраничное и построчное комментирование.

«Радищев, рабства враг, цензуры избежал»,—писал А. С. Пушкин, имея в виду необычную историю распространения в читательской среде «Путешествия из Петербурга в Москву».