«Все нужное» человеку в радости и в горе заключено в нем самом, в его разуме и сердце. Отсюда с полной непреложностью читатель подводится к выводу, что люди сами могут и должны быть творцами своего счастья, что, иначе говоря, надежды на изменение существующего порядка следует возлагать на самих людей, Екатерина справедливо заметила, что эти мысли Радищева «доказывают, что сочинитель совершенный деист, и несходственны православному восточному учению» .

Егова, Юпитер, Брама; бог Авраама, бог Моисея о бог мой! ты един повсюду. «Перечисляя различные наименования бога. Радищев исповедует учение английских и французских деистов, почитавших единого бога всех народов и всех веков, «которому приносит хвалу даже безбожник, его отрицающий, но признающий природы закон непременный» . В ранней редакции эта мысль- была выражена короче: «Егова, Юпитер, Фоги, Брама; ты един повсюду» — и имела более ограниченный характер, поскольку тут перечислялись лишь боги разных религий и разных эпох. Затем Радищев резко подчеркнул эту идею и одновременно расширил ее смысл, введя восемь словосочетаний, обозначающих различное понимание бога у людей близких эпох и народностей, причем соединены попарно: два ветхозаветных бога библейских евреев; два — религий древнего Востока; два — европейской античности; два — современной Европы (бог ортодоксальных христиан и бог деистов — «бог мой»).

Егова — Иегова, одно из наименований бога у древних евреев (другие его имена — Яхве, Элохим и т. д.).

Юпитер — верховный бог древних римлян, отец других богов и людей.

Брама — Брахма, бог-творец, один из трех главных богов (наряду с Вишну и Шивой) в религии древних индийцев. По-видимому, называя имена Иеговы, Юпитера и Брамы, Радищев имеет в виду три разных типа религии — веру в единого бога, единобожие (монотеизм), многобожие и троебожие.

Авраам — мифический библейский «патриарх». Соч гласно Ветхому завету, «родоначальник» древних евреев, веривший в бога и заключивший с ним «завет», договор, но не знавший его имени.