Рейдерство широко распространено в таком многомиллионном городе, как Москва. Рейдеры по закону выкупают в жилищах москвичей доли и становятся полноправными хозяевами своей части недвижимости.  Они делают проживание прежних хозяев невыносимым – меняют в квартире замки, крушат мебель или крадут документы, оставляют открытыми окна, что приводит к размораживанию труб отопления.

Вообще, они творят настоящий произвол, оправдания которому нет.  Полиция никак не может помочь жильцам, ведь бандиты по сути имеют право на свою долю и распоряжаются ей по собственному усмотрению.  В Крылатском, например, уже достаточно долгое время действует обширная компания рейдеров, которые проводят успешные сделки и захватывают все новые квартиры, заставляя съехать несчастных жильцов из того ада, который они им устраивают.

Начинающий квартирный рейдер знает, что попасть в квартиру будет не так просто. Наверняка потребуется применить силу, возможно, предстоит провести взлом при помощи болгарки или лома, но главное – это обозначить свои намерения и права с первого взгляда и слова. Захват чужой площади под видом выкупа доли является почти законным и очень распространенным способом ведения бизнеса в современной действительности.  Целые бригады специально обученных людей занимаются исключительно этой работой.

Люди на собственном опыте испытывают все «прелести» рейдерских захватов и спешат предупредить о том, с чем может столкнуться любой владелец доли в квартире.  Так Ирина Сафронова – экономист по образованию, уже более года не может вернуться обратно в свою квартиру. Однажды, вернувшись с сыном с прогулки она обнаружила, что на ее входной двери весит абсолютно новый замок, ключа от которого, естественно, у не было.

Формально все в порядке – врезали новый замок новые совладельцы квартиры – добросовестные предприниматели, действующие в соответствии с буковой закона, а значит, предъявить им нечего. Та двухкомнатная квартира, в которой Ирина прожила 15 лет и где родился сын в равных долях принадлежала мужу и свекрови. В  2008 году ее муж умер и свекровь стала обладателем двух третей квартиры, а Ирине и ее маленькому сыну досталось всего ничего. В 2004 году свекровь уехала в Крым на постоянное место жительства.

С тех пор они никогда не виделись и не созванивались.  После захвата квартиры мать с ребенком не смогла попасть в квартиру, они остались без вещей и учебников сына.  Еще в октябре 2008 года во время оформления выплат она узнала, что в е квартире прописан Дмитрий Фарафонтов. Оказалось, свекровь, как оказалась, оформила на него и еще одного человека – Щеглова дарственные. Она сказала, что подарила свою долю в квартире этим людям за два миллиона рублей и посоветовала жить ей с сыном, как в коммунальной квартире вместе с незнакомыми мужчинами.  Новые владельцы вскоре перепродали доли новым жильцам, которые в свою очередь также ее перепродали.

В итоге владельцами стали еще трое мужчин. Они поменяли замки и дверь, выдали Ирине новые  ключи, которые не подходили к замкам.  Домой женщина смогла попасть только после того, как она вызвала слесаря, срезавшего замки.  Новые владельцы квартиры вылили аквариум, украли пару золотых колец и сломали бытовую технику. Кроме того, из дома пропали 180 тысяч, а также решение суда, в котором было решение о выписке предыдущих владельцев доли.  Сейчас мать и ребенок проживают в съемном жиль, но Сафронова намеревается выкупить свою долю обратно, а пока замки меняются с периодичностью раз в неделю и попасть на свою жилплощадь она так и не может.