Мы уже пришли к выводу, что Москва представлена в основном теми людьми, которые недавно в неё приехали, чтобы работать, а не жить и отстаивать интересы города. Здесь съемное жилье меняет хозяев не реже, чем раз в три года, а значит, образования локальных сообществ ожидать не приходиться, ведь каждый человек пытается закрыться за дверью съемной квартиры, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.

А что же происходит в Новой Москве? «Индекс развития районов Москвы» позволяет определить, что происходит в новых районах города. Социологи занимаются исследованиями того, как развивается жизнь именно в этих местах. Там происходит много интересного.

Например, люди, которые живут в районе аэропорта Внуково не отмечают того, что они замечают потерянность или оторванность от остального города.  Здесь благодаря работе аэропорта режим жизни не меняется, он оказывается круглосуточным и людям ничего не остается, кроме как приспособиться к условиям. Кроме того, раньше никто не задумывался о том, насколько важны могут оказаться рамки сообществ для современного города. Казалось, что главное – это пространство, а время второстепенно.  В новой Москве, казалось бы, должны сохраняться нормальные варианты локальных сообществ, но исследования, проводимые 2,5 год назад и подтверждённые недавно показали абсолютно иную картину.

Москва способствует формированию вокруг города огромной полосы отчуждения. Этот пояс может иметь самые разные размеры и форму.  Вокруг Москвы оказывается огромное количество городов, в которых в дневное время остаются только дети и пенсионеры, а все трудовые резервы полностью оттягивает на себя столица. Люди преодолевают ежедневно сотни километров, чтобы попасть на рабочее место, а вечером вернуться обратно в Подмосковье.  Соседство просто не может сформироваться, когда люди едут домой по три часа на электричке и приезжают домой в одиннадцать часов вечера.

Кроме того, расширяется круг городов откуда происходит отток населения, так как они не могут позволить себе жизни в Подмосковье.  Чтобы поддерживать минимально приемлемый образ жизни людям приходится все больше времени проводить в электричках на пути на работу.  В них иногда формируются хорошие отношения, ведь люди едут в одно и то же время каждый день. В Нью-Йорке, например, именно в электричке формируется своя собственная субкультура.

Возможно, Москва станет боле приятным местом для жизни тогда, когда она перестанет быть самым большим офисом страны.  В Нью-Йорке, например, тема локальных сообществ была создана очень давно, и она касалась, прежде всего преступности, который в Москве обычно не проговаривается.  На территориях с высоким капиталом территории люди пытаются общаться и создавать больший уровень общественного доверия, что позволяет вовремя реагировать на появление, например, подозрительных незнакомцев.

Сложно украсть магнитолу в машине того человека, который находится в приятельских отношениях с отцом, даже если дело происходит в Южном Бронксе, а вам на тот момент 15 лет. Все окружающие узнают о произошедшем значительно раньше, чем вы даже успеваете донести ее до собственного дома. Соседи наблюдают за ситуацией     и рассказывают о произошедшем пострадавшим в считанные минуты. Главной задачей правительства Бронкса было именно т, чтобы люди периодически выходили н лестничные площадки и курили там вместе. И эта проблема была полностью решена в 60-70 годы прошлого года благодаря ответственным действиям всех властных структур.