Александру Кузьмину, первому главному московскому архитектору, который оставил свой пост добровольно, а его не сняли с должности, как он сам считает, есть за что себя поругать. Чем он и занимается .а ведь он стал первым из девяти архитекторов, который покинул пост без громких скандалов. Он рассказал и о мэре всея Москвы, Лужкове, и о Сабянине, его наместнике и о разнообразных строительных лобби, которые в значительной степени оказывали давление на архитектурное управление. Как обычно, после того, как человек покидает пост, в его сторону летят камни, хотя вслед Александру Кузьмину, как ни странно, полетело совсем немного таких «камней». Хотя, не обошлось без обвинений в том, что в столице так много пробок и центр слишком перенаселен, да и об утрате исторического наследия тоже говорили не мало. Интересно было бы знать, готов ли был архитектор к таким обвинениям, когда он подписывал свое заявление об отставки с занимаемой должности. Он сам отвечает на этот вопрос так, когда приходил на пост главного архитектора, то понимал, что в этом словосочетании должен быть приоритет именно званию «архитектор», а его «главность» можно показывать и не слишком очевидно. Во-вторых, он был настроен на то, чтобы принимать все обиды, которые обязательно будут, ведь нельзя ожидать, что весь многомиллионный город станет принимать решения архитекторов в едином порыве, полностью соглашаясь с этой работой. А самое главное, он решил, что покидая пост, смотреть назад, как минимум, глупо, это никому не нужно, ведь то, что осталось в прошлом – уже не вернуть, так зачем предпринимать тщетные попытки изменить то, что изменить не в силах. И он высказал удивление тому, что его вечные оппоненты отнеслись к уходу главного архитектора даже с небольшим удивлением, уважением, а позже, и с пониманием происходящего. Самым главным неприятным моментом во всей работе этого главного архитектора столицы, считалось то, что по сути, все основные решения принимал не Кузьмин, а сам мэр Юрий Лужков. Он отвечает на этот непростой вопрос так. Кузьмин признает, что его работа осуществлялась под воздействием достаточно серьезного лидера, который оказывал влияние на его решения. Ведь для Лужкова Москва, это родной город, которому он желал только добра и он сам был неравнодушен и к строительству, и к архитектуре.  К тому же построить город в одиночку, да еще и столицу такой огромной страны, невозможно, всегда должны приниматься коллегиальные, коллективные решения, чтобы результат не выглядел однобоким.
Но тогда получается, что основным заказчиком выступала мэрия. С этим мнением он тоже согласен, да, в качеств заказчика выступал Лужков, он принимал ответственные решения относительно облика города. Именно в бытность правления Юрия Лужкова был создан знаменитый Общественный градостроительный совет, что стало настоящим прорывом и золотым веком в московской архитектуре как таковой. Ведь в этом комитете две-третьих членов были именно архитекторами, а не чиновниками и именно там на протяжении 16 лет решались самые главные архитектурные проблемы, причем их решение происходило вполне гладко и с хорошими результатами. Но когда же можно ожидать в Москве очередного «коллапса», этот вопрос тоже задают себе многие жители. Все плохое, как считает архитектор, будет исходить из того, что после Хрущева строительства дорог в Москве не производилось, а взрывная автомобилизация уже показала несостоятельность многих транспортных артерий, так что, результат будет предсказуем.