Несмотря на широкие размеры торговли, не все иностранцы в XVI веке пользовались правом торговать в Москве и обязаны были показывать все привозимые ими товары чиновникам, которые отбирали все лучшее в казну, платя купцам по ценам места отправки их, что было очень невыгодно для них, так как они большей частью продавали свои товары втрое дороже в России. Во второй половине XVI века через покорение Казани и Астрахани русские стали торговать непосредственно с Хивой и Бухарой, и Москва стала средоточием азиатской торговли, а с открытием беломорского порта вошла в прямые сношения с англичанами, которые тщетно пытались захватить всю торговлю России в свои руки. Иоанн IV дозволил им торговать только в Москве и некоторых других внутренних городах, а в Казань и Астрахань они не могли ходить без особенного царского дозволения. При царе Федоре Борис Годунов дозволил английской компании продолжать торг беспошлинно оптом и держать подворья в Москве, Холмогорах, Ярославле, Вологде и у морской пристани. Вступив на престол, он продолжал оказывать покровительство англичанам, но не давал им больших льгот перед другими иностранными торговцами, так что голландцы, несмотря на все происки англичан, пользовались при нем значительными правами и, хотя устье Северной Двины находилось еще исключительно в руках англичан, торговали вместе с фламандцами и датчанами чрез Ревель, Ригу и Дерпт. В XVII веке беломорский порт стал открыт и для других иностранцев, и в Архангельск приходило ежегодно от тридцати до сорока английских, голландских, гамбургских, бременских и других иностранных кораблей.

В этом же столетии русские через покорение Сибири вошли в торговые сношения с китайцами. Главным пунктом этой торговли был Тобольск, потому что китайцам не позволено было ездить в европейскую Россию. Часть вымененных или купленных у китайцев товаров отправлялась в Москву, другая через Архангельск за границу.

Вообще Москва была сосредоточием всей торговой деятельности России. Значение ее еще увеличивалось тем, что само правительство занималось торговыми операциями: сам царь, как выразился один англичанин, современник Алексея Михайловича, был первым купцом в России. Царская казна получала лучшие узорчатые товары, металлические вещи, всякие драгоценности — словом, все, что европейцы привозили лучшего в Россию. Русские купцы были обязаны доставлять туда же лучшие сибирские меха, моржовую кость и другие дорогие продукты севера.