Общее заведывание всеми слугами входило в обязанности ключника и дворецкого. Первый фактически вел хозяйство, еженедельно отчитываясь перед хозяином в израсходованных суммах; второй заведывал собственно дворовыми людьми, следя за их поведением и донося обо всем случившемся хозяину; он же разбирал споры между слугами и наказывал их по приказанию господина.

Женская прислуга находилась в заведывании хозяйки дома или особой ключницы; часть ее исполняла в доме необходимые черные работы — топила печи, мыла, готовила разные запасы; другая часть занималась вышиванием и вообще шитьем совместно с госпожой. Из числа домовых слуг назначались управители в вотчины.

Весь домовый штат делится на три статьи: большую, среднюю и меньшую. В зависимости от принадлежности к той или другой статье им назначалось жалованье. Одни получали денежное вознаграждение погодно и содержание; другие же только денежное жалованье, колебавшееся от 2 до 10 руб. в год. Независимо от этого хозяева жаловали иногда платьем и блюдами слуг, к которым относились особенно милостиво. Внешний вид слуг не был особенно привлекателен: ходили они большей частью в разорванных одеждах, и только во время приезда гостей доставалось из кладовых особое носильное платье, которое выдавалось слугам, но зато последние должны были вернуть его в полной исправности под угрозой жестокого наказания. Женатые дворовые люди помещались в особых избах, причем часто в одной избе соединялось несколько семей, холостые же или девушки жили в специально построенных для этого помещениях или находились при господской поварне, мыльне, конюшне, сараях. Часть девушек, занимавшихся вышиванием, жила в боярских покоях и спала в сенях, отчего они и приобрели название сенных. В большинстве случаев жизнь дворовых людей складывалась плохо: хозяева плохо кормили и одевали их, часто держа прямо впроголодь. Недаром боярские холопы составляли разбойничьи шайки, грабя всех проходящих и проезжавших. Особенно увеличивалось их количество во время голода.

За всякое неповиновение и провинность холопа подвергали телесному наказанию, и хотя «Домострой» рекомендовал «не увечить и не калечить», но эти правила для жестокого хозяина не имели, конечно, и не могли иметь значения. Бывали случаи насилования жен рабов и растления девок. И все это проходило безнаказанно. Браки между холопами и холопками заключались по усмотрению хозяина, имевшего всегда в виду одни экономические цели.