—     Нет, уж они давно там.

—     А сейчас-то что же?.

—     Да вот хочу хоть последние сандалии «побоку»!. — с досадой отвечает юноша и тычет в сверток из газетной бумаги. —

Веришь ли, со вчерашнего дня крохи во рту не было!. Жрать как собаке хочется!.

—     Ну а в чем же ты, если сандалии-то заложишь, «на вече- ре-то» будешь участвовать?. Ведь завтра «вечер» в манеже!.

—     Что же из этого?. Можно и в калошах выйти.

—     Как в калошах?! Ты с ума спятил!.

—     А очень просто!. И удивляться нечему. Ведь выходил же тогда в цирке, на вечере баронессы Кистер, атлет Шемякин в калошах.

—     Это приезжий из Петербурга-то?. Длинный такой?.

—     Да, да, он еще с Хакеншмидтом, в числе других, боролся на «французской».

Юноши-атлеты входят в «общество кредита», а час спустя сидят уже в кухмистерской, плотно заправляются и весело болтают. Тема разговора — дорогая атлетика!.

Чтобы быть всегда и всюду победителем во всех отношениях — для этого не достаточно еще обладать одной только физической силой. Ум, храбрость, самообладание, твердая, железная воля — вот поработители все и вся, и человек, обладая подобными драгоценными качествами, никогда нигде не пропадет и не потеряет присутствия духа даже в самых неожиданных, ошеломляющих случаях. А то и силача, не имеющего самообладания, храбрости, всякий может обидеть, и любой паршивец своей храбростью, находчивостью, собьет его с «панталыку» и в лучшем виде, что называется по «первое число», всыплет ему и в хвост, и в гриву!.

Вот пример.

Не так давно в зимнем театре Омона «работал» с гирями один известный московский силач С.М. «Работал» он, правда, красиво, хорошо, и публика восхищалась им и много аплодировала ему. Во время антракта силач вышел в буфет и из-за чего-то затеял ссору с артистом этого театра — тщедушным, маленьким негром, но, к великому несчастью силача, негр-то этот был знаменитый боксер, с большим успехом выступавший уже не раз на атлетических вечерах. Не будучи в силах перенести обиду и оскорбления, нанесенные силачом, самолюбивый неф преспокойно снимает манжеты, заходит вперед силача и без всяких разговоров начинает лупить его «по-английски».