Заказчики наблюдали также за тем, чтобы «крестьяне у воров лошадей, разбойных и краденых, и никакой такой же рухляди не покупали, и сами бы не воровали и с ворами б не знались». В интересах того же оберегания крестьян от воров приказчик выдавал от имени боярина проезжие памяти, без которой ни один крестьянин не имел права выехать. И надзор за нравственностью крестьян лежал на приказчике, который должен был требовать от крестьян, «чтобы крестьяне на продажу вина не сидели и табаку не держали, и не пили и не продавали и зернью и картами не играли и плашками не метали и в кабаках не пропивались». Впрочем, разрешалось делать отступления: крестьяне могли курить вино и варить пиво для домашнего употребления по случаю различных домашних торжеств: крестин, родин, свадьбы. Виновных в нарушении наказа приказчик имел право садить в тюрьму, в

колоду, в железа, бить батогами и даже кнутом. Кроме того, приказчик должен исправно собирать все помещичьи доходы и производить добросовестно поручаемые ему хозяйственные расследования: «а если солжешь, — говорится в одном наказе, — неправдою сыщешь, и тебе от меня быть в наказанье, не токмо, что наживешь, и старое потеряешь».

Одновременно с наказом приказчику и крестьянам вотчины в лице старосты и лучших людей посылался приказ: «приказчика во всем слушать и под суд к нему ходить, и оброчные деньги, и столовые обиходы платить по срокам, а не после срока». Обыкновенно от вотчинника назначался «приказчиков доход», который он сам и собирал с разных сельскохозяйственных продуктов, что, конечно, вело к разного рода злоупотреблениям, иногда очень тяжело отражавшимся на крестьянском благосостоянии. Единственным выходом из создававшегося положение дел была частая смена приказчиков, управлявших иногда вотчинами год или два.

Хозяйство в боярских вотчинах складывалось по-разному, в зависимости от разных естественных условий: в одних вотчинах преобладало оброчное хозяйство; в других — барщинное или смешанное; в третьих — боярин стремился развить промысловую деятельность своих крестьян. В зависимости от характера системы хозяйства и складывался помещичий доход.