Одним кланялись в землю; перед другими только наклоняли голову, третьими кланялись в пояс; а «худородые люди», словно сознавая свое ничтожество перед хозяином или зависимость от него, становились на колена, касаясь лбом земли.

Равные приветствовали друг друга поцелуями, подачей правой руки. Почетного гостя старались посадить под образа, а с

другими хозяин разговаривал сидя, начиная с осведомлений о здоровье; пока переберут всех родственников, времени уходило немало. Только тогда приступали к разговору по существу. Гостя потчевали водкой и разного рода лакомствами: орехами, финиками, фигами. Перед прощанием гость троекратно крестился, прощался с хозяином и уезжал, провожаемый хозяином до порога и далее, опять-таки по мере его достоинства. Боярам приходилось часто выезжать из дома. Ежедневно — утром и вечером — бояре являлись во дворец, летом — верхом, а зимой — в санях, обыкновенно в одну лошадь; сани украшались с возможной для того времени роскошью: обивались атласом, а на спинку саней клали персидский или турецкий ковер. Кучер сидел верхом на лошади, везущей сани, в седле, обитом сафьяном, с золотыми узорами. Голова лошади была убрана колечками, разноцветными перьями и разными звериными хвостами. В большие церковные праздники бояре выезжали для участия в царских выходах, одетые в золотые, бархатные или обьяриновые ферязи68. Золотые ферези надевались только в наиболее важные церковные праздники: Рождество Христово, Благовещение, Светлое Христово Воскресение и Вознесение, так как в эти дни выходы совершались с особенной торжественностью; бархатная и объяриновая ферязь предназначалась для менее торжественных выходов. Случалось боярам посещать и патриарха для получения благословения по разным обстоятельствам.

Выезды бояр не ограничивались только одной Москвой: по обязанности они сопровождали царя во всех его больших и малых походах; иногда и сами они отпрашивались у царя в монастырь на богомолье или на побывку в деревню, куда боярин выезжал со всей семьей и домашними слугами. Поезд такого боярина растягивался на значительное расстояние, встречая в населении такое же подобострастное отношение, как и к царским выходам. Боярские жены и дочери ехали в колымагах или каптанах, закрытых со всех сторон, исключая боковые дверцы с окнами из слюды или бычьего пузыря.