А то за что же Москва платит земству 800 000 рублей? Тем более что множество жителей Московской губернии пользуется благодеяниями Москвы, а не Москва — благодеяниями московского земства.

Кузнецкий мост. — Убытки торговцев. —

И.А. Воронцов

Гуляя по асфальтовым тротуарам Кузнецкого моста и любуясь сквозь зеркальные стекла магазинов на выставленные в витринах заморские товары, невольно вспоминаешь, сколько перемен вследствие неожиданных катастроф пережило это историческое место.

В старину это был захолустный загородный поселок. На берегу речки Неглинки ютились кузнецы; близ них стояли убогие избы кузнецов с их задворками. К верху горы прилегал убогий Варсонофьевский дом с опальным кладбищем. На кладбище хоронили воров, разбойников, казненных, замученных в застенках и умерших в опале.

На этом кладбище при воцарении Лжедмитрия временно были зарыты, без церковного обряда, останки царя Бориса Годунова и членов его семьи, выброшенных по приказу самозванца через особый пролом стены Архангельского собора из своих усыпальниц.

На верху же горы стояла теперь не существующая церковь Флора и Лавра, близ которой высился пушечный двор со своими башнями.

Затем картина местности резко изменилась. Своим процветанием Кузнецкий мост обязан графу Ивану Ларионовичу Воронцову, который выстроил на кузнечной горе в екатерининское время шесть каменных домов, окружив их французскими и английскими садами. Примеру его последовали и другие вельможи и тем изменили характер Кузнецкого моста.

Для их удобства близ боярских хором открылись несколько немецких и французских лавок, умножившихся во время Французской революции, когда толпа маркизов, дюков и богатых коммерсантов, спасая свою жизнь, бежала в Россию.

Количество иностранцев в России в 1812 году было настолько велико, что при нашествии полчищ Наполеона на Россию московский генерал-губернатор граф Ростопчин вынужден был массами высылать их из Москвы во внутренние провинции России.