Хлебутин дополнил первое показание, объяснив, что действительно приказывал унтер-офицеру Николаеву взять в будку г-жу Гросс и ее дочь за то, что г-жа Гросс называла его жуликом. Мировой судья, руководствуясь 119 ст. Уст. Уг. Суд. и 142 ст. Уст. о наказаниях подвергнуть Хлебутина трехмесячному аресту при московском городском арестантском доме.

На это решение мирового судьи Якиманского участка из дворян канцелярский служитель Хлебутин принес в мировой съезд апелляционную жалобу. Вот ее содержание: .

«Исполняя служебные обязанности отыскивать развратниц, я с 5 на 6 февраля, в 12-м часу ночи, при шедши к Большому Каменному мосту, стал напротив будки с унтер-офицером Николаевым надзирать: не пройдут ли женщины вольного обращения из трактира “Волчья Долина” Тверской части 1-го квартала, купца Сидорина, куда ходят распутницы. Увидав двух женщин, идущих от сказанного трактира, т.е. с Тверской стороны, через мост в темноте ночи и на расстоянии ширины моста, я счел проходящих за женщин вольного обращения, тем более что проходившие между собою о чем-то крупно говорили и смеялись. Я отошел от Николаева на другую сторону в расстоянии двух шагов, чтобы удостовериться не женщины ли они вольного обращения, которым хождение по Каменному мосту, во избежание разных нахальств и бесчиний, воспрещается, во исполнение приказания г-на полицмейстера 1-го отделения. Взглянув в лица проходящих, я увидел, что они не женщины вольного обращения; но женщина, которая была с девочкой и оказалась после г-жой Гросс, сказала мне: что ты, жулик, грабить что ли хочешь нас? При этом дочь ее так же бросилась к будке и стала также кричать, что я жулик. Я обратился к г-же Гросс, говоря ей, что вам так совестно ругаться, но она не остановилась. Тогда, чтобы удостоверить Гросс, я пригласил стоявшего на посту Николаева, говоря ему: «Николаев! Поди, сходи и скажи им: какой я жулик!». На шум г-жи Гросс вышел из будки старший городовой Мальбродский и сказал ей, чтобы она не признавала меня таким именем; но она, не обращая внимания на Мальбродского, продолжала поносить меня грабителем и жуликом.