Подъехав к южным дверям Успенского собора, выходящим прямо на площадь против собора Архангельского, царь сходил с коня, а невеста оставляла сани, и вместе шли в церковь в широкие красные двери, «что от Архангела». Впереди них шли тысяцкий и дружки, большие свахи вели под руки царевну, а меньшие шли за нею; бояре, написанные пред государем, замыкали шествие. Конюший садился на аргамака, ясельничий — в сани, а дети боярские оберегали путь, чтобы никто не перешел между государевым аргамаком и царевниными санями.

В соборе жених и невеста становились посредине против Царских дверей, на месте амвона, который на это время убирался. Под ноги подстилали камку и сорок соболей. Со свечами становились с правой стороны у патриаршего места, а с караваями — с левой. У левого же столпа приготовлялась скамья, покрытая золотым ковром, с сголовьями из красного бархата с золотом. На сголовья полагали сорок соболей, а под ноги подставляли две колодочки, обитые бархатом.

Великих и удельных князей венчали митрополиты. Со времени царя Михаила Федоровича царские свадьбы стали венчать протопопы, большею частью благовещенские. На клиросах пели дьяки царские по строкам, а иногда и их не было, и обязанность чтеца и певца исполняли дьяконы и ключари соборные.

На великокняжеских свадьбах жених, войдя в церковь, становился на правой стороне ее, а невеста, приезжавшая после

жениха, становилась на левой. Митрополит, приступая к совершению таинства брака, подходил к жениху, брал его за руку и ставил посредине собора на камке и соболях. Потом так же подходил к невесте и так же ставил ее рядом с женихом. Начиналось венчание.

По сведениям Котошихина, во время венчания жениха с правой стороны поддерживал дружка, а невесту с левой поддерживала сваха. Около них боярин держал вино в стеклянном сосуде. На великокняжеских свадьбах этот сосуд, после того как жених и невеста выпивали из него вино, жених топтал ногами. На свадьбе великого князя Василия Ивановича с княжною Еленою Васильевною Глинской было в наряде написано по этому поводу: «И как митрополит дает пить вино великому князю и княжне, и как еще великий князь будет допивать вино, и он ударит скляницу о землю и ногою потопчет сам, а иному никому не топтать, опричь князя, а после венчания, собрав, кинуть в реку, как прежде велось».