Подавай золоченые колеса, красную сафьянную сбрую с позолоченным набором, который горел бы как жар; подавай лошадей — львов и тигров, с гривою ниже колен. А как одеть кучеров иначе, как в бархатные кафтаны, голубые, зеленые, малиновые с бобровыми опушками, с какою-то блестящей, оторочкой» . На это обмундирование кучеров, упряжь лошадей и на экипажи тратились тысячи; зато какое соревнование богатства, какой блеск, пестрота, роскошь, своя, московская роскошь на гулянье в Петровском парке, на Пресненских прудах, на гулянье 1 мая в Сокольниках!

Щегольнуть старались не одной роскошью, но и оригинальностью: «Известный богач Д., — рассказывает М.Н. Загоскин, — выехал однажды в таком экипаже, что уж подлинно ни пером описать, ни в сказке рассказать, — все наперекор симметрии и здравому смыслу: на запятках трехаршинный гайдук и карлица, на козлах кучером мальчишка лет десяти, а форейтором старик с седой бородой, левая коренная с верблюда, правая с мышь. Другой барин не покажется на гулянье иначе, как верхом, с огромной пенковой трубкой, а за ним целый поезд конюхов с заводскими лошадьми, покрытыми персидскими коврами и цветными попонами.  Народ богатый, отставной; что пришло в голову, то и делает.» Гуляющие пешком тоже могли похвастать оригиналами: «Вот какой-то чудак, несмотря на ясный летний день, идет закутанный в шубу, в бархатных сапогах и в собольей шапке; за ним идет слуга с термометром для наблюдений господина, который более полувека простужается». “Как проводите вы в Москве лето?” — спросил я при встрече, — пишет в своих записках В.Н. Погожев, — с одним однокашником моим, вышедшим в отставку и живущим в Москве. — “По утрам бродим или толкаемся по городу, — отвечал он, — потом гуляем по Александровскому саду, ездим в театр или в Марьину рощу, или в Сокольники, или на Воробьевы горы”. Впрочем, лучшие семейства выезжают в подмосковные деревни. А зимою все, что современное просвещение, роскошь и праздность могли придумать, все у них в Москве в употреблении и составило искусство или науку под названием savoir vivre и egoiger le temps. Утренние визиты, званые и запросто обеды, вечера, балы, собрания, театры и маскарады — вот времяпрепровождение лучшего типа московских людей и приезжающих из деревень с супругами и дочками, с туго набитыми бумажниками и кошельками».