В нижний же этаж выходили через особое крыльцо, или через особую дверь, или внутренним ходом.

Нижнее же помещение было тоже всегда с окнами и называлось «подклетьем»; здесь находились кладовые и жила домовая прислуга. В подклетье делались большие печи, из которых тепло трубами передавалось на второй этаж — клеть, собственно, хозяйское жилье.

Клеть состояла из трех, изредка четырех комнат: передней, или горницы, предназначенной для приема гостей, комнаты, или кабинета, бывшей также и спальней, и крестовой — для молитвы боярина и его семейства.

Довольно часто бояре выстраивали для пиров и парадных обедов особую столовую избу, в один покой с сенями. Наконец надстройки над жилым помещением назывались «чердаками», большая, светлая четырехугольная комната — светлица-терем, надстройки над сенями назывались вышками и были самой причудливой формы в виде башен, шпилей, куполов. Комнаты были невелики — сажени две длины и столько же ширины, и давили своим потолком, так как средняя высота покоев была 3-4 аршина. По внешности и боярский дом представлял случайное соединение самых разнообразных по архитектуре зданий, в этом отношении мало в чем отличаясь от царского дворца; да и по устройству пола, окон, дверей боярские зажиточные дома были копией царских покоев.

Внутреннее убранство боярских домов в общем было довольно примитивно. В этом отношении не было заметно особенной разницы между домами бояр, отличных друг от друга по своему экономическому состоянию. Всех иностранцев, бывавших в домах зажиточного боярства, особенно поражало обилие образов, развешанных по стенам и углам, часто в дорогих киотах, серебряных и золотых ризах, украшенных драгоценными камнями и почти сплошь унизанных жемчугом. Иностранцы, конечно, не поняли особенностей древнерусского уклада, сложившегося под непосредственным влиянием религиозных идей, но зато правильно отметили, что обилие икон бросается в глаза в наиболее зажиточных домах, в которых стены иногда сплошь украшались образами.